Создать биографию



Расин (Racine), Жан-Батист

Комментарии к дате рождения: 
крещён 22.12.1639
Место рождения: 
La Ferté-Milon, Франция

Искусство: Драматурги

Дата смерти: 
21.04.1699
Расин (Racine), Жан-Батист
Расин (Racine), Жан-Батист
Место смерти: 
Париж
Георафия жизни: 
Франция
Род деятельности: 
драматург

Расин (Racine), Жан-Батист (крещён 22.12.1639, La Ferté-Milon, Франция – 21.04.1699, Париж) – знаменитый французский драматург. С трёх лет – круглый сирота; воспитывался бабкой, в 1649 г. удалившейся в монастырь Пор-Рояль, бывший центром секты янсенистов, которые отличались строгой нравственностью, враждовали с иезуитами и преследовались властями. Бабушка и тётка, усердные последовательницы учения янсенистов, старались насадить эти воззрения и в душе впечатлительного мальчика, чтобы потом сделать из него духовное лицо. В Пор-Рояле под руководством опытных учителей Расин получил строгое нравственное воспитание и хорошее образование. Довольно скоро он приобрёл такие познания в греческом языке и греческой литературе, что шестнадцатилетним юношей уже свободно читал в подлиннике Софокла и Еврипида. Рядом с этими влияниями истинного классицизма шло влияние школы Ронсара, выразившееся в сочинении вычурных и сентиментальных стихотворений, которые ему приходилось тщательно скрывать от строгих профессоров. Из этой обстановки девятнадцатилетний Расин прямо переходит в парижский свет, знакомится с актрисами, для одной из них, особенно пленившей его сердце, пишет две маленькие пьесы (до нас не дошедшие), проводит целые дни в увеселительных местах со своим новым другом, баснописцем Лафонтеном, и своим образом жизни так устрашает своих бабушку и тётушку, что его снова извлекают из этой греховной среды и усылают в Uzès, под опеку славившегося своими добродетелями священника-святоши. Тем не менее свет, особенно женщины, продолжал интересовать Расина гораздо больше назидательных занятий, которыми его обременяли, всё ещё надеясь устроить ему положение в духовном ведомстве. Когда эти надежды оказались неосуществимыми (по материальным соображениям и обстоятельствам), Расин возвратился в Париж (1663) и жил в обществе художников и писателей. Сблизившись с литераторами и актерами (Мольером, Лафонтеном, Буало), отошёл от янсенизма, написал несколько од, был представлен ко двору, который начинает покровительствовать ему за его оды, получил королевскую пенсию, наконец, дебютировал как драматург, окончательно порвав с янсенистами, предававшими анафеме театр как рассадник пороков. Первые его драматические труды – трагедии «Фиваида, или Братья-враги» («Thébaïde ou les frères ennemis», 1664) и «Александр Великий» («Alexandre le Grand», 1665–1666) – написаны в ту пору, когда он находился ещё под влиянием двух направлений: Корнелевского (которому подчинялись тогда ещё многие, хотя это было время упадка творчества отца французской трагедии) и нового, в котором всё больше усиливались основные элементы романтизма. Писателем вполне самостоятельным Расин явился в «Андромахе» («Andromaque», первое представление – 1667) – трагедии, которая открыла собой новую эпоху во французской драматической литературе, сменив ту, которой положил начало «Сид» Корнеля. «Расин, – говорит Гейне, – был первый поэт нового времени, как Людовик XIV – первый король нового времени. В пьесах Корнеля ещё дышат средние века; в нём ещё хрипит дух старого рыцарства... Но в Расине нет уже и следа средневекового образа мыслей; в нем пробуждаются новые чувства; в его груди благоухали первые фиалки нашей новой жизни...» Если эта новизна дала себя явственно знать уже в «Андромахе» (чем и объясняется главным образом её громадный успех в тогдашнем новом поколении), то она блистательно развилась в последовавших за «Андромахой» и обнимающих ровно десятилетие (по 1677 г.) трагедиях: «Британик» («Britannicus», 1669–1670), «Береника» («Bérénice», 1670), «Баязет» («Bajazet», 1672), «Митридат» («Mithridate», 1673), «Ифигения» («Iphigénie», 1674), «Федра» («Phèdre», 1677; премьера этой трагедии была провалена, что послужило причиной двенадцатилетнего перерыва в творчестве драматурга). Слава Расина достигла своего апогея, несмотря на противодействие, которое встретил новатор в старом лагере; вместе с тем сыпались на него со стороны двора и самого короля отличия и почести. В самый разгар этой деятельности после представления «Федры» – пьесы, в которой главная особенность творчества Расина выразилась в самом полном и ярком виде, он вдруг дал торжественную клятву перед Богом не писать больше для театра. Враги Расина убедили плохого писателя, Прадона, написать тоже «Федру» и сумели доставить этой пьесе временный успех, превосходивший успех «Федры» Расина. Раздосадованный и раньше долговременной оппозицией, за которую любовь гораздо более значительной части публики не вознаграждала его граничившее с тщеславием сознание собственного достоинства, автор восьми знаменитейших трагедий того времени (к которым примыкала ещё написанная через год после «Андромахи» остроумная комедия в аристофановском духе, «Сутяги»«Les Plaideurs», 1668) действительно перестал писать. Он оставался при дворе короля, который назначил его (вместе с Буало, 1677) своим историографом, но вёл по большей части уединённую, созерцательно-мистическую жизнь. Религиозное настроение до такой степени вдруг овладело им, что одно время он хотел поступить в монахи, и только увещания друзей удержали его от исполнения этого решения. Это новое настроение нашло себе выражение в тех двух (последних) трагедиях, которыми после двенадцатилетнего молчания он возобновил свою драматическую деятельность, нарушив, таким образом, свой обет – но нарушив его, по его собственному заявлению, все с той же религиозной целью. Эти трагедии были «Эсфирь» («Esther», 1689) и «Гофолия» («Athalie», 1691), написанные им по просьбе мадам де Ментенон для воспитанниц Сен-Сирского монастыря и доказавшие – особенно «Athalie», – что долговременный перерыв нисколько не повлиял на ослабление его творчества. Прекрасной характеристикой действующих лиц, эффектностью драматизма, художественным воспроизведением борьбы между духовным и светским деспотизмом «Athalie» не уступает лучшим произведениям Расина, если не превосходит их в некоторых отношениях. Два года спустя после появления «Athalie» Pасин, отчасти огорчённый холодностью к нему короля, отчасти вследствие болезни печени, умер. Похоронили его, согласно его желанию, в Port Royal des Champs, где протекло его детство; после разрушения аббатства (1709) останки поэта были перевезены в Париж и погребены в церкви St.-Etienne du Mont. Кроме произведений драматических, Расин написал ещё много од, между которыми самые лучшие – духовные, несколько эпиграмм. В последние годы жизни писатель вновь сблизился с янсенистами, написал апологетическую «Краткую историю Пор-Рояля» («Abrégé de l’histoire de Port-Royal», опубл. 1742) и две-три мелочи в прозе; но значение его в литературе зиждется исключительно на деятельности его как драматурга. Довольно хорошая биография написана его сыном. –– (Излагается по «Энциклопедии Брокгауза и Ефрона»). ► Во Франции было принято сравнивать и отмечать различия между двумя великими драматургами Корнелем и Расином. В этом отношении любопытно мнение Лабрюйера. Он писал: «Корнель нас подчиняет своим характерам, своим идеям. Расин смешивает их с нашими. Тот рисует людей такими, какими они должны быть, этот – такими, какие они есть. В первом больше того, что восхищает, чему нужно подражать, во втором больше того, что замечаешь в других, что испытываешь в самом себе. Один возвышает, удивляет, господствует, учит; другой нравится, волнует, трогает, проникает в тебя. Все, что есть в разуме наиболее благородного, наиболее возвышенного, – это область первого; все, что есть в страсти наиболее нежного, наиболее тонкого, – область другого. У того – изречения, правила, наставления; в этом – вкус и чувства. Корнель более занят мыслью, пьесы Расина потрясают, волнуют. Корнель поучителен. Расин человечен…». ► Гейне о Расине: «Как знать, сколько подвигов расцвело из нежных стихов Расина! Те французские герои, которые схоронены у пирамид, на полях Маренго, Аустерлица, Москвы – все они некогда слышали стихи Расина, и их император также слышал эти стихи в устах Тальма. Как знать, сколько пудов славы с Вандомской колонны причитается собственно на долю Расина!.. Он был живой источник любви и чувства чести и опьянял собой, приводил в восторженное состояние целый народ. Чего же ещё станете вы требовать от поэта?»

::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: 

А знаете ли вы, что такое развлечение, как туризм, появилось задолго до жизни великого драматурга Расина, и к расцвету его таланта было уже хорошо известно в Европе, хотя не так распространено, как сегодня. Первые туристы, путешествующие только лишь ради отдыха и удовлетворения любопытства, появились ещё в Римской империи, как только была построена знаменитая сеть европейских дорог. Оттуда и поговорка: "Все дороги ведут в Рим". Остатки этих узких, мощёных камнем лент можно увидеть в южной Европе до сих пор. А узнать о подобных интересных фактах можно, изучая статьи о туризме, которые пишутся специально для тех, кто задумывается заранее о том, куда отправиться в следующий раз.

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (2 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 1 гость.