Создать биографию



Филип II Македонский (Philip II of Macedon)

Комментарии к дате рождения: 
382 до н. э.

Общество: Государственные деятели, Политики, Правители, Руководители государств

История: Герои и участники войн и сражений, Персонажи древней истории, Полководцы

Филип II Македонский (Philip II of Macedon)
Филип II Македонский (Philip II of Macedon)
Комментарии к дате смерти: 
336 до н. э.
Георафия жизни: 
Малая Азия
Род деятельности: 
царь

Филип II Македонский (Philip II of Macedon) (382 до н. э. – 336 до н. э., Малая Азия) – знаменитый царь Македонии из династии Аргеадов, положивший основу македонскому господству в Греции и создавший предпосылки для утверждения мировой державы его сына, Александра Македонского. Младший сын царя Аминты, назначенный регентом после гибели своего брата, Пердикки III, при малолетнем наследнике македонского трона Аминты (ему было 6 лет, когда погиб его отец). В детстве он вместе с братом оказался в заложниках у знаменитого фиванского полководца и военного реформатора Эпаминонда. Там он познакомился с Элладой и научился военному искусству. В 23 года Филип стал регентом государства, стоявшего на краю гибели – варвары с востока, запада и севера вот-вот должны были захлестнуть страну и уничтожить. Однако Филип проявил чудеса дипломатии, он сумел купить дружбу соседних племен пеонов и фракийцев ценными дарами, а расположение Афин – дешёвыми обещаниями, которые он не собирался исполнять. Он просто выиграл время для того, чтобы собрать и вооружить войско. И Филип выиграл больше, чем потерял в сражениях его предшественник царь Пердикка. Удача сопутствовала Филипу во всем, ему удалось расширить владения Македонии, и она стала великой балканской державой, простёршейся от Ионийского моря до Понта. Около 357 г. общевойсковое македонское собрание лишило трона малолетнего Аминту и передало царскую власть Филипу, в организаторских и полководческих способностях которого имело возможность убедиться. Характер Филипа был полон самых удивительных противоречий: великодушный и щедрый, обходительный в обыденной жизни, умевший ценить и любить все великое и прекрасное, он вместе с тем бывал страшен в гневе, необуздан в удовольствиях и коварен в политике, пуская в ход хитрость, обман, подкуп и лживые обещания и заверения в дружбе. Дьявольской хитростью он сумел оторвать греческие города от Афин, а Афины от греческих городов, звонкой монетой он привлекал на свою сторону полисы, сеял измену в рядах своих противников, а уж только потом, в случае необходимости, пускал в ход военную силу. Известны его слова: «Нет такой крепости, в которую не мог бы войти осёл, груженый золотом». С помощью измены и подкупа Филип покорил многие греческие города и заключил с Афинами мир (346) лишь тогда, когда, удерживая при себе хитростью афинских послов, взял Фермопилы, это открывало ему прямой путь на Афины. Только тогда оратор Демосфен своими пламенными речами открыл глаза афинянам относительно коварных замыслов Филипа и составил антимакедонский эллинский союз, разрушить который мирным путём оказалось невозможно. Сам Филип, как говорят, сказал об одной из направленных против него речей Демосфена (Филиппик): «Клянусь богами, если бы мне пришлось слушать её, то я сам подал бы голос за войну против себя» (К. Ф. Беккер, «Мифы Древнего Мира», Саратов, «Надежда», 1995). Однако греки потерпели поражение в решающей битве при Херонее в 338 г. (левым флангом македонской армии командовал юный Александр). Народное собрание в Коринфе (337 г.) признало гегемонию Филипа над Грецией и выбрало его полководцем в готовящеся войне против персов во имя отмщения за былые обиды кровных врагов, идею которой выдвинул сам царь Филип. Но во время приготовления к походу царь Филип был убит на праздновании свадьбы своей дочери Клеопатры и царя Эпира одним из своих телохранителей по имени Павсаний. Юный Александр стал царём. Дипломатической ловкости Филипа соответствовали его внешняя привлекательность и личное обаяние. Его трудно было застать врасплох, он был превосходным оратором, быстрота реакции, острота и блеск его ума вызывали восхищение. Он был острумным собеседником, обходителен с женщинами, а в сражениях увлекал всех за собой, проявляя чудеса храбрости (в одном из сражений вражеская стрела угодила ему в глаз, и благородное лицо его было обезображено). К чести царя Филипа нужно добавить, что он несомненно был великим государем, и в борьбе со своими врагами нередко проявлял милосердие и великодушие к побежденным, и всегда предпочитал подкуп, обман, обещания, а не грубую силу. Поэтому можно сказать, что он был мудрее и человечнее многих правителей, царствовавших до него и после, хотя, быть может не был таким героем и таким удачливым, каким стал его сын Александр. Тем не менее, нельзя забывать, что своими завоевательными войнами он вызвал человеческие страдания огромного числа людей. ► «Филип был великим мастером политической игры, он никогда не ставил на карту все ради победы и предпочитал развязать тот или иной узел, а не рубить с плеча. Он напоминал гомеровского Одиссея и как хороший воин, и как мастер хитросплетенной интриги. Недаром его отрочество прошло в Фивах. Став царём, он одолел греков острым умом и их же оружием. Будучи блестящим психологом, Филип искусно сглаживал все шероховатости, поддерживал друзей, склонял на свою сторону колеблющихся и таким образом обманывал противника. Ни один политик не владел до такой степени искусством принципа divide et impera (разделяй и властвуй), не умел столь виртуозно использовать пропаганду, обман, отвлекающие маневры. Он ловко и гибко приноравливался к ситуации, будучи то простодушным, то хитроумным, гуманным или жестоким, скромным или величественным, сдержанным или стремительным. Иногда Филип делал вид, что отказался от своих намерений, но на деле просто ждал подходящего момента. Он мог казаться безучастным, но в действительности скрывал свои намерения. Он всегда точно рассчитывал действия противника, в то время как последний никогда не мог предугадать его планов. Все это сложное искусство дипломатии было совершенно чуждо натуре Александра, который вообще не признавал чужих государств, а следовательно и дипломатических отношений с ними. Он не желал действовать по принципу «Живи сам и давай жить другим». Александр хотел всех осчастливить, но на свой манер: все, что он сам считал наилучшим, должно было стать благом и для других. Для него существовал лишь [один] вид внешнеполитических отношений – безоговорочная капитуляция» (Ф. Шахермайр, «Александр Македонский», Наука, Москва, 1984). 

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (6 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 9 гостей.