Создать биографию



Барков (Barkov), Иван Семёнович

Комментарии к дате рождения: 
1732

Разное: Известные личности

Профессии: Переводчики

Искусство: Писатели, Поэты

Барков (Barkov), Иван Семёнович
Комментарии к дате смерти: 
1768
Место смерти: 
Петербург
Георафия жизни: 
Российская империя
Род деятельности: 
поэт, переводчик, писатель

Барков, Иван Семёнович (1732–1768, Петербург) – русский поэт, переводчик и писатель. Имеющиеся биографические сведения о нём скудны. Из академических бумаг, касающихся Ломоносова, известно, что он был «попов сын» и родился в 1732 г. Когда в 1748 г. Ломоносов и Браун экзаменовали воспитаников Невской семинарии, чтобы выбрать из них студентов для академического университета, то к ним, вопреки воле начальства, явился воспитанник Барков, который на экзамене обнаружил «вострое понятие» и приличное знание латинского языка. Принятый в академию, Барков учился очень хорошо и считался даровитейшим из всех студентов. Но зато и поведения был самого скверного: несмотря на то, что не достиг ещё и 20 лет, он постоянно напивался и буянил. За один из таких проступков Барков в 1751 г. был исключён из числа студентов и определён в академическую типографию учеником наборщика. Но затем, приняв во внимание его способности, ему позволили частным образом учиться у профессоров русскому «штилю» и другим предметам. В конце 50-х годов Барков, служивший при академии копиистом и корректором, назначен был академическим переводчиком. Переводы Баркова прозою и стихами отличаются гладкостью и простотою языка, в стихотворной технике он уступал только Ломоносову да, может быть, ещё Сумарокову. Стихотворные переводы Баркова относятся к 60-м годам прошлого столетия: «Мир героев» (пьеса итальянца Л. Лазарини); «Квинта Горация Флакка Сатиры, или Беседы с примечаниями, с латинского языка преложенные росссийскими стихами» (Спб., 1763); «Федра, Августова отпущенника, Нравоучительные басни, с Эзопова образца сочиненные, а с латинских российскими стихами преложенные» (Спб., 1754 и 1787). Все эти переводы неизвестным издателем были собраны в одну книжку под заглавием «Сочинения и переводы И. С. Баркова» (Спб., 1872). Из упомянутых собственных «сочинений» здесь имеется только «Житие князя Антиоха Дмитриева Кантемира», которое было приложено к изданию «Сатир» последнего (Спб., 1762). Кроме «Жития», Барков написал ещё «Оду на день рождения императора Петра III» (Спб., 1762) и издал «Сокращение универсальной истории Л. Гольберга» (Спб., 1766 и M., 1808). Однако же не эти сочинения доставили имени Баркова ту громкую известность, которой он пользуется. Всероссийскую славу стяжал он себе тоже стихотворными, но не печатанными «срамными сочинениями», как выражается митрополит киевский Евгений (Евфимий Болховитинов, 1767–1837, «Словарь российских писателей»), в огромном количестве списков разошедшимися среди российских любителей пикантного чтения. Слава эта так велика, что родился даже термин – «барковщина», и Баркову сплошь да рядом приписываются вещи, которые совсем ему не принадлежат. Самое известное из «срамных сочинений» Баркова – поэма «Лука Мудищев», пример самой разнузданной порнографии. Ни аристократизмом происхождения, ни воспитанием, ни хорошими манерами Барков не отличался, а шутки его и розыгрыши, на которые он был большой охотник, носили зачастую хулиганский характер. ► Раз Академия поручила Баркову какой-то перевод, и при этом он получил довольно дорогой экземпляр того сочинения, которое следовало перевести. Спустя долгое время и после многих напоминаний, Барков всё уверял, что книга переводится, и, наконец, когда к нему уже начали приставать довольно серьёзно, он объяснил, что книга действительно переводится... из кабака в кабак, что сначала он её заложил в одном месте, потом перевёл в другое и постоянно озабочивается, чтобы она не залежалась подолгу в одном месте, а переводилась по возможности чаще из одного питейного заведения в другое. ► Поспорили раз Барков и Сумароков, кто быстрее напишет оду. Сумароков писал в своём рабочем кабинете, а Барков в гостиной сумароковского дома. Хозяин закончил свой труд, как он полагал, первым, но гостя не застал. Он ушёл, сообщив слуге, что «его дело в шляпе». Последняя и была обнаружена по запаху, её пришлось выбросить, а помещение тщательно проветрить. Эти и подобные анекдоты о Баркове, ходившие в свете и в литературных кругах, скорее всего, не более, чем анекдоты. Но содержание их «несомненно устанавливает тот факт, что был Барков всю свою жизнь пьяница горчайший, весьма редко протрезвлявшийся. И, конечно, в этом непробудном пьянстве надо видеть одну из главных причин того, что человек, о котором все современники отзываются как об обладателе очень “острого понятия”, мог растратить свой несомненный талант на создание “барковщины” » (С. А. Венгеров).

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (1 vote)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 7 гостей.