Создать биографию



Перикл (Pericles)

Комментарии к дате рождения: 
ок. 495 до н.э.
Место рождения: 
Афины

Общество: Аристократы, Государственные деятели, Политики

История: Военачальники, Персонажи древней истории

Перикл (Pericles)
Перикл (Pericles)
Комментарии к дате смерти: 
429 до н.э.
Место смерти: 
Афины
Георафия жизни: 
Древняя Греция
Род деятельности: 
политик, государственный деятель, военачальник

Перикл (Pericles) (ок. 495, Афины – 429 до н.э., Афины.) – греческий государственный и политический деятель, стратег (военачальник). Время, когда Перикл стоял во главе афинского полиса, считается «золотым веком» Афин, а сам Перикл – выдающимся лидером демократии. По происхождению Перикл принадлежал к той части афинской аристократии, которая поддерживала демократические преобразования. Его двоюродным дедом по матери был законодатель Клисфен (из рода Алкмеонидов), а отцом – известный афинский полководец и государственный деятель Ксантипп, прославивший своё имя победой над персами у мыса Микале в 479 г. до н. э. Политическая карьера в Афинах начиналась не слишком рано: греки считали, что управлять государством могут лишь зрелые люди, умудрённые жизнью. С 18 до 20 лет юноша, афинский гражданин, был эфебом, т. е. проходил срочную военную службу в гарнизонах на границе Аттики. С 20 лет он мог принимать участие в заседаниях народного собрания, но быть избранным членом Совета (булевтом) или стать судьёй (дикастом) можно было только начиная с 30 лет. Перикл родился около 495 г. до н. э. (среди его современников ходила молва, что матери Перикла Агаристе перед этим приснился сон, будто она родила льва) и, следовательно, политическую деятельность он начал в конце 60-х годов. До этого он получил хорошее образование. Грамоте в Афинах обучали учителя-грамматики, большое внимание уделялось физической подготовке в гимнасиях, но самой важной ступенью образования считалось обучение философии и риторике (ораторскому искусству). Умение читать и писать было лишь необходимой предпосылкой, но умение выступать перед согражданами, убеждать их своими аргументами было высшим достижением любого образованного грека. Переписывать книги могли и рабы, а выступать в народном собрании, в суде и на заседании Совета мог только свободный гражданин. Наибольшее влияние на Перикла оказал философ Анаксагор из Клазомен (Anaxagoras), который считал разум регулирующим и управляющим началом. Именно влиянию Анаксагора приписывали современники ту глубину мысли, которой отличались речи Перикла, да и его душевные качества – хладнокровие, выдержка и спокойствие, умеренный образ жизни и политические устремления. В начале своей деятельности Перикл оставался как бы в тени других политиков, и прежде всего признанного вождя демоса («простата» – дословно «стоящего впереди») Эфиальта. К середине 40-х гг. главным противником Перикла стал Фукидид, сын Мелесия (не путать с историком Фукидидом, сыном Олора), который возглавлял аристократическую группировку. В 444 г. до н. э. афиняне решали, кто из двух лидеров будет изгнан остракизмом. Афиняне выступили за дальнейшее развитие демократии; изгнанным оказался Фукидид, и афинский демос в течение 14 лет после этого, с 443 по 430 г. до н. э., год за годом доверял Периклу должность первого стратега («военачальника»). Враги обвиняли Перикла в том, что таким образом он добился единоличной неограниченной власти, но это было не так: ничто не мешало афинским гражданам не избрать Перикла или даже привлечь его к суду за неправильное расходование средств (так и случилось в 430 г.). Перикл не имел в своём распоряжении аппарата подавления, он мог только убеждать афинян голосовать за его предложения, поддерживать его политику. Не случайно он готовился к каждому своему выступлению перед демосом, волновался, как будто выступал с речью в первый раз. Но политика Перикла отвечала интересам демоса. Прежде всего потому, что Перикл стремился, чтобы все граждане Афин могли реально, а не формально занимать ответственные государственные должности. Законы Клисфена уже предоставляли равные права всем гражданам, но исполнение должностей не оплачивалось, и бедные жители Афин не могли бросить свои занятия для исполнения общественных поручений. Перикл такую плату ввёл. Больше всего получали те, кто защищал родной город: гоплит (тяжеловооруженный пехотинец) или матрос – по 1 драхме (6 оболов) в день. Член Совета получал 5 оболов, другие должностные лица – архонты – 4 обола, заседатели в суде – по 1 (а затем по 2) обола в день. Перикл заботился и о культурном досуге сограждан: в праздник Дионисий, когда устраивались театральные представления, бедным гражданам выдавался «теорикон» (по 2 обола), чтобы они могли посетить театр. Внешняя политика Перикла была направлена на укрепление могущества Афин, расширение сферы влияния Афинского морского союза. Для этого была предпринята морская экспедиция в Понт Эвксинский («гостеприимное море» – так греки называли Чёрное море). Перикл сам возглавил ее, и афинские корабли продемонстрировали мощь Афинской державы как жителям греческих городов-колоний южного берега Чёрного моря, так и жившим на северном побережье грекам и скифам. Наверное, афинские корабли посетили и Пантикапей, столицу Боспорского царства, «житницы Афин», откуда, с Керченского и Таманского полуостровов, афиняне вывозили зерно. Недалеко от Пантикапея греки основали новый город – Нимфей. На юге Италии, на месте разрушенного Сибариса, был основан город (колония) Фурии, и архитектор Гипподам построил его по новому, геометрическому плану; улицы пересекались под прямым углом – новшество, невиданное для греков V в. до н.э. Фурии были основаны в 443 г. до н. э., и среди его основателей были и «отец истории» Геродот, и философ Эмпедокл, и софист (учитель мудрости и красноречия) Протагор. Вообще около 10 тысяч безземельных аттических крестьян смогли получить бесплатно землю в разных частях греческого мира. Некоторые союзники были недовольны политикой Афин, поскольку поселения (клерухии) часто располагались на их землях, и даже иногда поднимали там восстания (например, на о. Самос в 440 г.), но неизменно терпели поражения. Не были забыты ремесленники и торговцы. В правление Перикла в Афинах было развёрнуто крупномасштабное строительство, потребовавшее больших затрат и обеспечившее работой ремесленников самых разных специальностей. В 447–431 гг. до н. э. на строительные работы в Афинах было истрачено 7 тысяч талантов – сумма огромная, причем большая ее часть была собрана с членов Афинского морского союза. Строительные работы велись не только в Афинах – благоустроен был порт Пирей, там были воздвигнуты новые причалы, склады. Продолжилось строительство «Длинных стен», связывавших Афины с Пиреем – они сделали невозможной блокаду Афин. «Тем более удивления поэтому заслуживают творения Перикла, – писал Плутарх, оставивший его биографию, – что они созданы в короткое время, но для долговременного существования. По красоте своей они с самого начала были старинными, а по блестящей сохранности они доныне свежи, как будто недавно окончены: до такой степени они всегда блещут каким-то цветом новизны и сохраняют свой вид не тронутым рукою времени, как будто эти произведения проникнуты дыханием вечной юности, имеют нестареющую душу!» Великолепные общественные здания и храмы, воздвигнутые при Перикле, сделали Афины прекраснейшим городом Греции. «Да ты чурбан, когда Афин не видел, / Осёл, коль видя их, не восхищался, / Когда с охотою покинул их – то мул», – писал древний поэт. Наиболее величественным сооружением был Парфенон – храм Афины Девы (Парфенос), покровительницы города. Архитекторы Иктин и Калликрат построили его таким образом, что ни время, ни землетрясения не были властны над ним. Однако самый страшный враг творений рук людских – сам человек. В 1687 г., во время войны между Венецией и Турцией, венецианский снаряд случайно попал в Парфенон, где турки устроили пороховой склад. Раздался страшный взрыв… Но даже и теперь, полуразрушенный, Парфенон прекрасен, и десятки тысяч людей каждый год приезжают в Афины, чтобы полюбоваться этим неповторимым памятником. В Парфеноне много скульптурных изображений, фризов. Наиболее интересен западный фриз, на котором Фидий изобразил спор богини Афины и бога морей Посейдона о том, кому из них быть покровителем города. Посейдон ударил трезубцем по скале, и забил источник целебной солоноватой воды. Афина ударила копьем – выросло оливковое дерево. Дар Афины показался афинянам более ценным – она и стала покровительницей города, и именно в ее честь был воздвигнут Парфенон. Внутри Парфенона находилась огромная скульптура Афины, покрытая Фидием тысячами пластинок из слоновой кости; шлем и одеяние богини были сделаны из золота. Именно этот драгоценный наряд богини и сыграл роковую роль в судьбе Фидия – он был обвинён в хищении золота. Перикл не был, конечно же, идеальным правителем, и он тоже ошибался, и у него были многочисленные политические враги, которые пытались скомпрометировать его в глазах народа. Тем не менее авторитет «первого стратега» у афинского демоса был непоколебим. Тогда его противники попытались атаковать близких ему людей. Первой жертвой стала его вторая жена милетянка Аспасия (Aspasia). В обычных афинских семьях того времени женщина занимала подчинённое положение и практически не покидала пределы женской половины дома («гинекея»). Другие мужчины (кроме мужа) не имели права появляться там. (В афинской судебной практике известен случай, когда афинянин, услышав, что воры грабят дом его соседа, побоялся помешать им, потому что для этого нужно было зайти в чужой гинекей.) Совсем по-другому относился к своей жене Перикл: Аспасия присутствовала при разговорах Перикла и его друзей, участвовала в них и вообще была весьма образованной для своего времени. Недоброжелатели стали обвинять её в сводничестве, и Периклу с большим трудом удалось добиться её оправдания в афинском суде, на котором он выступил с защитительной речью. Затем был обвинен в непочтительном отношении к богам друг Перикла философ Анаксагор: особенно возмутило жителей Афин то, что звёзды и Солнце он считал горячими материальными телами и полагал, что Солнце величиной… с полуостров Пелопоннес. Перикл позволил Анаксагору бежать из Афин. И наконец ближайший соратник Перикла скульптор Фидий был заключён в тюрьму по обвинению в присвоении части средств, направленных на украшение храмов (в тюрьме он и умер от болезни или принятого яда). Все в Афинах знали, что сам Перикл неподкупен, что он никогда не принимает участия в пирушках, что единственная дорога, которой он ходил каждый день, – дорога на агору, на народное собрание или в Совет. И тем настойчивее становились обвинения в адрес его друзей и близких. Обострялась и внешнеполитическая обстановка. В Спарте с подозрением смотрели на постоянное усиление Афинского морского союза. Афины и Спарта стали принимать участие в конфликтах, происходящих в различных частях греческого мира. Наиболее значительный разгорелся за обладание островом Керкирой (ныне о. Корфу) – важным стратегическим пунктом на пути в Италию и на Сицилию. Союзник Спарты Коринф поддерживал керкирских аристократов, а Афины – демократов. Афины взяли верх, и Керкира вошла в Афинский морской союз, еще более усилив его мощь. Затем в 433 г. до н. э. Афины предприняли торговую блокаду Мегар – ещё одного союзника Спарты. И наконец в 432 г. до н. э. спартанское народное собрание в присутствии представителей государств Пелопоннесского союза приняло решение о начале войны с Афинами, обвинив афинян в нарушении условий мирного договора. Вначале Перикл пытался остановить надвигающуюся войну, даже путем подкупа должностных лиц в Спарте, но в конце концов смирился с ее неизбежностью. К тому же он опасался обвинений в антипатриотизме со стороны политических противников. В 431 г. до н. э. войска Пелопоннесского союза под предводительством царя Архидама впервые вторглись в Аттику. Так началась Пелопонесская война (431–404 гг. до н.э., с перерывами). Афиняне, особенно молодёжь, рвались в бой, но Перикл полагал, что сражение на суше губительно. Аттические крестьяне вынуждены были покинуть свои дома и эвакуироваться в Афины под защиту неприступных «Длинных стен», соединявших город с портом Пиреем. С горечью они наблюдали за разрушением своих домов неприятелем, уничтожением оливковых рощ и виноградников. Афинский флот в это время курсировал вокруг Пелопоннеса, высаживал отряды гоплитов (что-то вроде десанта), наносивших немалый ущерб спартанцам. Афиняне также несли потери, и во время похорон павших воинов Перикл выступил с речью, в которой, отдавая дань памяти погибшим, восхвалял афинскую демократию, обеспечивавшую свободу гражданам. Историк Фукидид так передаёт речь Перикла: «Для нашего государственного устройства мы не взяли за образец никаких чужеземных установлений. Напротив, мы скорее сами являем пример другим, нежели в чём-нибудь подражаем кому-либо. И так как у нас городом управляет не горсть людей, а большинство народа, то наш государственный строй называется демократией [народовластием]. В частных делах все пользуются одинаковыми правами по законам. Что же до дел государственных, то на почетные государственные должности выдвигают каждого по достоинству, поскольку он чем-нибудь отличился не в силу принадлежности к определённому сословию, но из-за личной доблести. Бедность и тёмное происхождение или низкое общественное положение не мешают человеку занять почётную должность, если он способен оказать услуги государству. В нашем государстве мы живём свободно и в повседневной жизни избегаем взаимных подозрений... Мы развиваем нашу склонность к прекрасному без расточительности и предаёмся наукам не в ущерб силе духа. Богатство мы ценим лишь потому, что употребляем его с пользой, а не ради пустой похвальбы. Признание в бедности у нас ни для кого не является позором, но больший позор мы видим в том, что человек сам не стремится избавиться от неё трудом... Мы одни признаём человека, не занимающегося общественной деятельностью, не благонамеренным гражданином, а бесполезным обывателем. Мы не думаем, что открытое обсуждение может повредить ходу государственных дел». Так прошёл первый год Пелопонесской войны, но внезапно на Афины обрушилось новое ужасное бедствие, поломавшее все первоначальные планы ведения военных действий. Афинский порт Пирей принимал торговые корабли практически из всего Средиземноморья, и, скорее всего, из Эфиопии или Египта в Афины была занесена заразная болезнь; одни учёные считают, что это была чума, другие – сыпной тиф. Предпосылкой для возникновения эпидемии была страшная скученность жителей – переселенцы из сельских районов Аттики вынуждены были жить даже в укреплениях. Болезнь косила людей – по приблизительным подсчётам, умерло около четверти населения Афин, в том числе 4400 гоплитов и 300 всадников. И военные, и политические, и моральные последствия были очень тяжёлыми. Правда, царь Архидам спешно отвёл свои войска в Пелопоннес, опасаясь распространения заразы, но и афиняне прекратили активные боевые действия. Гнев демоса испытал на себе и Перикл: впервые за долгие годы он не был избран стратегом; не удовлетворённые отчётом Перикла о своей деятельности, афиняне приговорили его к большому штрафу – по одним сведениям, 15, по другим – 60 талантов. «Народное волнение, однако, продолжалось недолго, – писал Плутарх. – Народ, нанеся Периклу удар, оставил свой гнев, как оставляет жало пчела». При других стратегах положение Афин ещё более ухудшилось, и снова народ стал призывать его возглавить государство. Но Перикл был убит горем: безжалостная болезнь унесла жизни его сестры и двоих сыновей. Когда Перикл хоронил младшего из своих законных сыновей, Парала, он не смог сдержать горя и разразился рыданиями; ничего подобного не случалось с ним за всю его жизнь. «Народ просил простить ему его несправедливость, и Перикл опять принял на себя управление делами и был выбран в стратеги. Тотчас после этого он потребовал отмены закона о незаконнорождённых детях, который он сам прежде внёс, – для того, чтобы за отсутствием наследников не прекратились совершенно его род и имя», – отмечал Плутарх. Ирония судьбы заключалась в том, что именно по предложению Перикла был ещё в 451 г. принят закон, согласно которому афинским гражданином мог стать лишь тот, чьи отец и мать также были афинскими гражданами. Мог ли Перикл предвидеть, что его второй женой станет жительница Милета, а сыновей от первого брака унесёт болезнь… Но политик всегда должен задумываться о правильности своих поступков, о справедливости принимаемых законов. Афиняне пожалели Перикла, и Перикл Младший, сын Перикла и Аспасии, был внесён в списки граждан. Перикл вновь приступил к исполнению привычных государственных обязанностей, но вскоре болезнь настигла его самого. Умирающий Перикл сказал о своей самой главной заслуге: «Ни один афинский гражданин из-за меня не надел чёрного плаща» (т. е. не погрузился в траур). В 429 г. до н. э. Перикл умер, и последующие события заставили афинян горько пожалеть о потере опытного, справедливого и неподкупного государственного деятеля. Политическая деятельность Перикла протекала в период расцвета демократических Афин, и сам он в немалой степени способствовал такому расцвету. Этот период не был ни лёгким, ни спокойным: Афины воевали и с персами, и со спартанцами, но никто не мог оспаривать славу Афин как культурной и интеллектуальной столицы Эллады. Был построен Парфенон, в Афинах писал историю греко-персидских войн «отец истории» Геродот, в Афинах жили замечательные философы и хитроумные «софисты» – учителя мудрости и красноречия. Несравненным был и афинский театр: в нём ставились пьесы великих драматургов Эсхила, Софокла и Еврипида. Афинский гражданин чувствовал себя полновластным хозяином государства, демократия способствовала выдвижению и процветанию талантов. Не следует забывать, что 30–40 тысяч афинских граждан за короткий исторический период смогли создать столько великих творений искусства, оказать такое влияние на развитие мировой истории и культуры, что создаётся впечатление, что их были миллионы и «век Перикла» длился не три десятилетия, а многие века. Однако Пелопоннесскую войну, начатую при Перикле, Афины в конце концов проиграли. Ведь демократия – не идеальный государственный строй, а только наилучший из возможных. Народ может совершать ошибки, а может и превратиться в толпу, и тогда демократия сменяется охлократией (властью толпы). Но Афины не только стали образцом для последующих демократий; они продемонстрировали потенциальные возможности демократии, пусть охватывающей ещё не всех, а только обладавших правами граждан. Расцвет классической греческой культуры в V в. до н.э. связан прежде всего именно с Афинами. ––– (Излагается по изданию: Карпюк С. Г., «Лекции по истории Древней Греции»). ► Плутарх о Перикле: «Люди, тяготившиеся при его жизни могуществом его, потому что оно затмевало их, сейчас же, как его не стало, испытав власть других ораторов и вожаков, сознавались, что никогда не было человека, который лучше его умел соединять скромность с чувством достоинства и величавость с кротостью. А сила его, которая возбуждала зависть и которую называли единовластием и тиранией, как теперь поняли, была спасительным оплотом государственного строя: на государство обрушились губительные беды и обнаружилась глубокая испорченность нравов, которой он, ослабляя и смиряя ее, не давал возможности проявляться и превратиться в неисцелимый недуг» («Перикл»). ► «Телесных недостатков у него [Перикла] не было; только голова была продолговатая и несоразмерно большая. Вот почему он изображается почти на всех статуях со шлемом на голове, – очевидно, потому, что скульпторы не хотели представлять его в позорном виде» (Плутарх, «Перикл»). ► «По названию демократия, а в действительности господство первого человека», – так оценил Фукидид правление Перикла в Афинах.

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (2 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 5 гостей.