Бирон, Эрнст Иоганн

Бирон, Эрнст Иоганн (13.11.1690, мыза Калнцеем, Курляндия, ныне Калнциемс, Латвия – 17.12.1772, Митава, Курляндия) – фаворит императрицы Анны Иоанновны, граф, герцог Курляндский и Семигальский. Учился в Кенигсбергском университете, но занимался там более карточной игрой и попойками (есть сведения, что в пьяном виде убил часового). В 1718 г. представлен ко двору герцогини Курляндской Анны Иоанновны графом Кейзерлингом и П. М. Бестужевым-Рюминым, который был управляющим имениями герцогини Курляндской и вообще присматривал за делами в Курляндии (по распоряжению Петра I) . Но скоро был удалён от двора из-за интриг против своего благодетеля Бестужева-Рюмина. В 1724 г. он стараниями Кейзерлинга опять оказался при дворе герцогини, и с этого времени Бирон неотлучно оставался при особе Анны Иоанновны до самой ее смерти. С того же года он становится все более и более необходимым человеком и в придворном управлении, и в семейном быту герцогини, так что она решилась отступить в Митаве же от исполнения тайных кондиций – не брать с собой Бирона (этими кондициями некоторые представители русского дворянства обусловили избрание герцогини на российский престол). С воцарением Анны Иоанновны на российском троне начинается для Бирона счастливая эпоха, доставившая богатство и славу ему и всему его роду. В 1730 г. он получает должность обер-камергера, которая хотя назначалась нередко не за заслуги и не сопровождалась особенным повышением в служебной иерархии, тем не менее, отнесенная ко второму классу гражданской службы, сразу доставила Бирону звание, поставившее его выше сенаторов. В том же году он был награжден Александровской и Андреевской лентами и возведен императором Карлом VI в графское достоинство Римской империи. В феврале 1740 г. по случаю заключения Белградского мира герцог Бирон получил последнюю награду от императрицы – 500 тыс. рублей, вложенные в золотой бокал, осыпанный бриллиантами. Вскоре после празднования этого мира императрица захворала, и весьма опасно. Бирон же настолько уже привык к власти, что стал мечтать об удержании её и после смерти Анны Иоанновны. Обстоятельства ему в этом благоприятствовали. Анна Иоанновна объявила наследником престола после себя Иоанна Антоновича, только что родившегося от брака Анны Леопольдовны с Антоном Брауншвейгским. Ближайшими опекунами новорождённого императора должны были быть его родители. Но неумный Антон и бездеятельная и беспечная Анна Леопольдовна представляли очень плохой залог благоденствия России под их управлением. Императрица хорошо сознавала это и потому медлила с назначением регента. Бирон, которому приходилось опасаться отстранения от управления по смерти государыни, решил воспользоваться этими обстоятельствами, когда окончательно убедился, что болезнь Анны Иоанновны должна иметь смертельный исход. При помощи придворной партии во главе с Минихом и А. П. Бестужевым-Рюминым ему удалось склонить императрицу за день до смерти подписать указ, которым он назначался регентом до совершеннолетия принца Иоанна Антоновича. Но недолго пришлось Бирону держать в своих руках верховную власть. В ночь с 8 на 9 ноября Миних с согласия принцессы Анны Леопольдовны арестовал Бирона, ближайших его родственников и приверженцев. На другой день Бирон с семейством отвезен был в Шлиссельбург, и там низвергнутый регент был предан суду, а в апреле 1741 г. обнародован был манифест «О винах бывшего герцога курляндского», из которых наибольшими были признаны: отсутствие в Бироне религиозности, захват обманом регентства, намерение удалить из России императорскую фамилию с целью утвердить престол за собой и своим потомством, «небрежение» о здоровье государыни, «малослыханные жестокости», водворение немцев и притеснения русских, усиление доносительства и пр. и пр. Столь тяжкие «вины» дали возможность комиссии по делу Бирона, окончившей следствие через пять месяцев, присудить его к смертной казни через четвертование. Но Анна Леопольдовна смягчила приговор, сохранила ему жизнь, повелев лишить чинов, знаков отличия, всего имущества и с семейством сослать в городок Пелым, близ слияния двух рек Пелыми и Тавды (Тобольской губернии, Туринского уезда), на расстоянии около 3000 верст от Петербурга. 13 июня 1741 г. офицеры Измайловского полка Викентьев и Дурново повезли Бирона и его семейство под конвоем из Шлиссельбурга. Они ехали медленно, с частыми и продолжительными остановками для отдыха, и прибыли в Пелым лишь в начале ноября. Здесь для Бирона был построен, по плану Миниха, особый дом, который, впрочем, скоро сгорел, и Бирон был помещен в доме воеводы. На содержание ссыльных назначалось более 5000 р. в год, для услуг их были приставлены два лакея и две женщины. Такой быстрый и внезапный переход от могущества и неограниченного самоуправства к ничтожеству и забвению тяжело отозвался на характере Бирона и его физическом здоровье: он сделался мрачным и задумчивым, впал в тяжкое уныние и, страдая физически, стал готовиться к смерти. Начало следующего года (1742) доставило Бирону некоторое утешение в его душевных страданиях и породило надежду на облегчение их, так как на русский престол вступила Елизавета Петровна, которой он оказал во времена своего могущества несколько добрых услуг. Императрица действительно вспомнила об опальном герцоге и перевела его в Ярославль. Хотя прежние тяжёлые условия его жизни здесь и были несколько облегчены, но, тем не менее, и новая обстановка не улучшила его угнетённого морального состояния, осложнённого постоянным нездоровьем. Сюда присоединились ещё вечные ссоры с приставленным к нему офицером Дурново, перешедшие потом в явную вражду, и бегство и переход в православие его дочери. Такая жизнь продолжалась для Бирона вплоть до вступления на престол Петра III. Великодушный император, явивший свою милость едва ли не ко всем лицам, пострадавшим в предыдущие два царствования, даровал свободу Бирону. Он призвал его в Санкт-Петербург, возвратил ордена и знаки отличия, но не исполнил его просьбы вернуть Курляндское герцогство, так как имел в виду возвести в звание курляндского герцога своего дядю, голштинского принца Георга. Но ни этому намерению, ни другим его начинаниям в немецком духе осуществиться не пришлось. Императрица Екатерина II, вступившая на престол после переворота 1762 г.,  отдала Бирону герцогство и отпустила его в Курляндию. Семь лет правил Бирон Курляндией и на исходе 1769 г. передал управление своему сыну Петру. В декабре 1772 г. Бирон умер в Митаве, имея 82 года от роду. ► А. С. Пушкин о Бироне: «Он имел несчастье быть немцем; на него свалили весь ужас царствования Анны Иоанновны, которое было в духе его времени и в нравах народа».

______________________________

Что может быть приятнее, чем горячий душ на свежем воздухе среди фруктовых деревьев? Комбинированный нагрев воды работает в любую погоду, как от солнца, так и от электричества. Такая дачная душевая кабина без бака от компании «ЭкоГрупп» проста в установке и не требует от дачника специальных знаний и умений. Поставил — и пользуйся!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − = 14