Меншиков, Александр Данилович

Меншиков, Александр Данилович (1673, Москва – 12.11.1729, Березов) – русский государственный и военный деятель, светлейший князь (1707), генералиссимус (1727), друг, любимец и сподвижник Петра I. Его отец был придворным конюхом, попал в один из «потешных полков» и дослужился до капрала. Бедность помешала ему дать сыну образование, и мальчик, отданный в обучение пирожнику, целыми днями продавал на улице пирожки. Его звучный голос, необыкновенная сметливость, шутки и прибаутки обратили на него внимание Франца Лефорта, наставника Петра I, и Лефорт взял его к себе в услужение. Бывая часто у Лефорта, Пётр приметил проворного мальчика-слугу и, оценив его достоинства, пожелал взять его к себе в денщики. Пётр настолько привык к обществу «Алексашки», что не мог долго обходиться без него. А Алексашка, помощник в любых делах и проделках – серьёзных и шутливых – всегда был рядом. Лучшего друга у царя не было за всю его жизнь. В письмах царь называл его на иностранный манер (Меншиков и сам худо-бедно говорил на нескольких языках) – «майн либсте камарат», «майн герц» и даже «майн брудер», хотя «братом» в те времена монарх называл только венценосных особ, равных ему по рангу. Меншиков, научившийся предугадывать желания царя и моментально их исполнять, с 1697 г. был неразлучен с Петром: вместе с ним совершает Азовский поход (1695–1696), вместе с ним отправляется с Великим посольством за границу (1697–1698), участвует в стрелецком розыске, исполняет важные и ответственные поручения царя. Энергичный и талантливый исполнитель, Меншиков умел добиваться результата и в этом не останавливался ни перед чем. Его быстрые, решительные действия вполне соответствовали кипучей энергии царя. Не имевший даже начального образования (едва мог написать своё имя), Меншиков восполнял этот недостаток природным умом и решительностью, граничащей с нахальством. Он внёс заметный вклад в победу России в Северной войне (1700–1721), проявил себя как храбрый и думающий военачальник во многих сражениях. За участие во взятии Нотебурга (1702) произведён был в поручики, за храбрость при взятии Ниеншанца награждён орденом св. Андрея Первозванного и назначен губернатором Ингерманландии. Руководил строительными работами в Петербурге и Кронштадте, правда, администратором он оказался менее успешным, чем военным деятелем. В 1704 г. произведен в генерал-майоры. В 1705 г. успешно руководил действиями русской армии в Литве, в 1706 г. наголову разбил 30-тысячный шведский корпус генерала Мардефельда у Калиша. За эту победу получил от германского императора титул князя Римской империи. Командуя конницей в битве при деревне Лесной (сентябрь 1708), Меншиков внёс большой вклад в разгром корпуса Левенгаупта, шедшего на соединение с войсками Карла XII. Узнав об измене гетмана Мазепы, Меншиков напал на Батурин (резиденция гетмана и склад продовольствия и боеприпасов), взял его приступом и жестоко разорил, перебив почти всех жителей. В Полтавском сражении командовал кавалерией и проявил необыкновенную храбрость, распорядительность и энергию, бесстрашно носился по полю битвы, командовал под градом пуль и не замечал опасности: в пылу сражения под ним было убито три коня. Он разгромил отряд генерала Шлиппенбаха и корпус генерала Росса. Преследуя бежавшую шведскую армию, принудил ее остатки капитулировать у переправы через Днепр (у Переволочны). За полтавскую «викторию» перед лицом всего войска Пётр произвел своего любимца в фельдмаршалы. В 1709–1713 гг. Меншиков командовал русскими войсками, действовавшими на территории Речи Посполитой, Курляндии, Померании и Голштинии. С 1714 г. управлял Прибалтийскими землями, отошедшими от Швеции к России. В 1718–1724 гг. и 1726–1727 гг. – президент Военной коллегии. Он был одним из богатейших людей России. Получал регулярные пожалования землями и крестьянами. У Меншикова было около 100 тысяч душ крестьян. Занимался промышленным предпринимательством, казенными подрядами, не гнушался брать взятки. Будучи безродным выскочкой, он был жаден до денег, чинов и титулов. Он был Взяточником и Казнокрадом с большой буквы и несмотря на награды и щедрые дары, в изобилии сыпавшиеся на него, увеличивал своё состояние всякими недозволенными средствами, в том числе грабил казну на всевозможных подрядах (взятки он брал чем только можно: когда деньгами взять не было возможности, он брал натуральным продуктом; известен случай, когда он взял даже бочки с селёдкой). Крайнее честолюбие и ненасытное корыстолюбие таились в его душе, и чем выше он поднимался, тем неудержимее прорывались они наружу. Долго не подозревал Пётр в своем любимце страсти к незаконной наживе, лихоимство и казнокрадство, и когда всё это наконец открылось, чувствительному сердцу Петра был нанесён тяжёлый удар. Сначала он пробовал воздействовать на Меншикова дружескими увещаниями, но ни ласка, ни угрозы, ни даже знаменитая Петровская дубинка не оказали ожидаемого действия. Тогда государь посчитал для себя необходимым отдать своего любимца под суд и приказал расследовать все его злоупотребления по денежной части. Однако разоблачения только поколебали доверие и расположение Петра, но не лишили Меншикова влияния и власти. С 1711 г. и до конца царствования Петра Меншиков находился под постоянной угрозой судебной расправы. Но от расправы его спасали давняя привязанности Петра к своему любимцу и заступничество царицы Екатерины, через Меншикова познакомившейся с Петром (Марта Скавронская была сначала любовницей Меншикова, а затем царской «метрессой» и, наконец, царицей; Меншиков всегда сохранял с ней прекрасные отношения). Здесь могли действовать и другие соображения: Пётр очень дорожил одним из немногих даровитых и преданных лично царю сподвижников. После смерти Петра I, опираясь на гвардию, он возвёл на престол Екатерину I, женщину нерешительную и малопригодную для её роли: он привёл вооруженный отряд прямо в Тайный совет, и решение о присяге Екатерине было принято «под ружьём». Меншиков принял также меры к обеспечению своей безопасности и на случай смерти Екатерины I, добившись от неё согласия на брак юного Петра Алексеевича (внука Петра) со своей старшей дочерью Марией. После вступления на престол Петра II и его помолвки в 1727 г. с дочерью Меншикова «полудержавный властелин» (А. Пушкин) был очень близок к регентству. Найденное по смерти Екатерины завещание, оказавшееся подложным, объявляло наследником престола двенадцатилетнего Петра и учреждало до его совершеннолетия регентство из обеих царевен (Анны и Елизаветы), герцога Голштинского (супруга Анны) и Верховного тайного совета. Но герцог, по настоянию Меншикова, уехал в Голштинию, прихватив с собой Анну Петровну. Действительным правителем государства остался Меншиков, обручивший малолетнего императора с дочерью и вырвавший для себя звание генералиссимуса. Однако никогда не ошибавшийся в своих расчётах Меншиков на этот раз ошибся: взошедший в 1727 г. после смерти Екатерины на престол юный царь Петр II, гордый, самолюбивый и самовластный, сильно недолюбливал всемогущего вельможу, вмешивавшегося на правах опекуна и будущего родственника на каждом шагу его жизни. Не любил он и наречённую свою невесту: кроткая, прекрасная 16-летняя княжна Мария была ему ненавистна уже только потому, что его заставляли любить её. Самовластье Меншикова, простиравшееся даже на юного императора, его и погубило. Пытаясь примириться со старыми русскими родами, он приблизил к Петру II Долгоруких. И надо было такому случиться, что Пётр влюбился в Екатерину Долгорукову, и Долгорукие, подметив неприязнь юного царя к Меншикову, умело воспользовались этим, восстановив императора против Меншикова. Казалось, Пётр только и ждал удобного случая, чтобы избавиться от ненавистного опекуна. Случай такой скоро представился. Меншиков самовольной отменой одного из приказаний Петра, касавшегося его личной жизни, вызвал страшный гнев юного царя. Меншикова отстранили от дел, обвинили в измене и хищении государственной казны, имущество его было конфисковано, а сам светлейший князь был сослан с семьей в Берёзов. Помолвку с Марией Меншиковой Пётр разорвал. По дороге в сибирскую ссылку умерла, не выдержав лишений, жена Меншикова. В Берёзове скончались дочь Мария, невеста Петра II, и сам Меншиков. ► Царь Пётр, зная о казнокрадстве своего фаворита, нередко колотил его, штрафовал, но неизменно прощал, говоря: «Меншиков в беззакониях зачат, во грехах родила мать его, и в плутовстве скончает живот свой, и если он не исправится, то быть ему без головы» или «Вина немалая, да прежние заслуги более».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

56 ÷ 28 =