Паганини (Paganini), Никколо

Паганини (Paganini), Никколо (27.10.1782, Генуя – 27.05.1840, Ницца, Сардинское королевство) – итальянский скрипач и композитор. Сын Антонио Паганини, торговца из Генуи, и Терезы Бочардо, имевших шестерых детей (Никколо был третьим ребёнком). Антонио имел в порту лавку и значился «держателем мандолин». С самого раннего детства Никколо обнаружил необыкновенный талант в игре на скрипке, чем воспользовался отец, эксплуатировавший юного музыканта. Это вынудило шестнадцатилетнего Паганини бежать из дома и начать зарабатывать на жизнь самостоятельно – концертами или, как тогда говорили, «академиями». Первый такой концерт Никколо дал 31 июля 1795 года в генуэзском театре Сант-Агостино, причём вырученные деньги должны были пойти в Парму в уплату за обучение мальчика у знаменитого скрипача и преподавателя Алессандро Ролла. Однако когда отец и сын Паганини приехали в Парму к Ролла, тот был болен и никого не принимал. Увидев в соседней комнате ноты и скрипку, Никколо спросил позволения сыграть с листа произведение. Оказалось, что этот концерт Ролла завершил только накануне. Удивлённый мэтр вышел из спальни к гостям и заявил, что юный гений не нуждается в его уроках. Ролла порекомендовал обратиться за консультациями к музыканту Фернандо Паэру. Однако и тот был занят постановками опер во Флоренции, Венеции и Парме и доверил юного музыканта виолончелисту Гаспаре Гиретти. В начале 1797 г. отец и сын совершили первое концертное турне по городам Северной Италии – Милан, Болонья, Флоренция, Пиза, Ливорно. В жизнь музыканта вмешалась война (Наполеоновские войны), и ему пришлось прервать гастроли. Паганини вернулся в Геную. Вынужденный отдых юноша использовал для развития своих исполнительских и композиторских дарований. Чрезвычайно требовательный к себе, Паганини постоянно придумывал сложные упражнения, особое внимание уделяя отработке стаккато, пиццикато, необычных аккордов, диссонансов. Каждый день он трудился до изнеможения, ибо стремился к наиболее точному извлечению звуков на возможно высокой скорости. В 1800 г. Никколо смог, наконец, вернуться к концертной деятельности, которую теперь вёл самостоятельно. Во время концертов он пытался имитировать птичье пение, звуки флейты, рожка и трубы. Публика была в восторге, восхищаясь мастерством и свободным владением инструментом. Его приглашают в Лукку в качестве придворного скрипача. Здесь в Лукке к нему пришла любовь. Знатная дама, чьё имя навсегда осталось секретом, пригласила его в своё тосканское поместье. Здесь он прожил три года, увлёкся игрой на гитаре и написал несколько пьес (всего им написано ок. 200) для гитары. По воспоминанием самого Паганини, кроме страсти к женщинам, вторым его пристрастием стала карточная игра. Проигрыши часто стимулируют творчество композитора. Однако он смог бросить азартные игры и уже не увлекался ими. В Тоскане он стал гостем княгини Элизы Бонапарт, старшей сестры Наполеона, и получил титул придворного виртуоза и звание капитана лейб-гвардии двора княгини. Некоторое время Паганини провёл при туринском дворе Полины Бонапарт, средней и любимой сестры Наполеона. С 1808 по 1828 г. он разъезжает с гастролями по Италии, поражая своей игрой публику и весь музыкальный мир. У него сформировалась своя исполнительская манера, публику на его концертах поражали также его своеобразный внешний облик (он одевался во всё чёрное) и экстравагантное поведение. Залы на его выступлениях заполняли не только утончённые ценители высокого искусства. Загадочный и таинственный, он превращал каждый свой концерт в фантасмагорию, посмотреть которую приходила самая разношёрстная публика. Паганини не пресекал распространение о себе самых фантастических слухов. Перед одним из концертов в Ливорно он поранил ногу и, прихрамывая, вышел на сцену. В зале раздались смешки, а когда с пюпитра упали свечи, смешки переросли в дружный хохот. Но Паганини с невозмутимым видом продолжал играть в темноте. Но неожиданно раздался звук лопнувшей струны. Для Паганини не было в диковинку играть не только на трех, но и на двух струнах, и даже на одной струне. Восторгу публики не было предела. С 1828 г., озарённый славой выдающегося скрипача-виртуоза, он отправляется в турне, давая концерты во всех странах Европы. Виртуозность мастерства Паганини, гениальность его игры наряду с восторгом возбуждали и чувство тревоги. Непросвещённые, ослеплённые предрассудками, люди подозревали его в «связях с нечистой силой». Гастроли принесли ему огромное состояние, но вместе с тем подорвали его здоровье. С 1834 г. он осел в своей вилле под Луккой, где лечил хронический катар горла. Умер в Ницце. Композиторское наследие Паганини охватывает три скрипичных концерта, скрипичные сонаты, квартеты, в состав которых входила и гитара (Паганини был и виртуозом-гитаристом), а также ряд произведений для скрипки с аккомпанементом и без него, в т.ч. – 24 каприччио – шедевры скрипичной виртуозности. Некоторые произведения долгое время после смерти Паганини считались неисполнимыми из-за технических трудностей. В его музыке, классической по форме, немало элементов из эпохи раннего романтизма. Наиболее характерная черта его произведений – сочетание в них высокой техники с творческой изобретательностью и логичностью конструкции. (Излагается по книге: Василенко Т.А., «Война, уступи место музыке!») ► «В своё время они [скрипачи] были всё равно что рок-гитаристы сегодня – смелые, яркие, талантливые. Все мечтали увидеть, что виртуозный композитор или музыкант способен сделать с инструментом, особенно если он был слишком хорош, чтобы это могло быть правдой, как в случае с Паганини. Тогда начинали ходить слухи о сверхъестественной помощи Князя Тьмы. Паганини был, вероятно, величайшим скрипачом в истории западной музыки. Его произведения для этого инструмента настолько сложны и требуют такой техники, что даже сегодня для скрипачей их правильное исполнение является верхом достижений. При жизни его талант не только вызывал восхищение, но и порождал подозрения в том, что простой смертный не может быть настолько одарён. Даже странно, людям, пытающимся найти источник гения, чаще мерещится запах серы, чем видится ангельский нимб. По мере распространения славы Паганини распространялись и слухи. В определённых кругах его стали называть Hexensohn, то есть «Ведьминское отродье». Шептались, что его способности объясняются тем, что он продал душу Сатане в обмен на почти волшебные музыкальные способности. Паганини даже не пытался опровергать эти слухи, думая, вероятно, как современные «металлисты», использующие сатанинскую символику, что плохой рекламы не бывает. Он одевался в чёрное, носил длинные волосы и иногда приезжал на концерты в чёрном экипаже, запряжённом чёрными лошадьми. Он был высоким и худым, даже истощённым, а к 1828 году потерял зубы. Доктора решили, что его разнообразные проблемы со здоровьем вызваны сифилисом и прописали ртутные препараты, из-за которых зубы Паганини так расшатались, что их пришлось выдернуть. Это только добавило мрачности и жути его внешнему виду. По сравнению с этим парнем [современные рок-музыканты] Элис Купер, Кинг Даймонд и Мэрилин Мэнсон – жалкие эпигоны. Да, Никколо всё знал о пиаре и о том, как работать со зрителем. Действительно, те, кто присутствовал на его концертах, потом обязательно упоминали, что никогда не слышали и не видели ничего подобного, и в результате люди слетались толпами, чтобы посмотреть на эту таинственную личность и услышать его волшебную игру. Если искать менее сверхъестественные объяснения его мастерству, то, возможно, здесь сыграли роль некоторые медицинские отклонения. Среди них, к примеру, синдром Элерса-Данлоса, генетическое заболевание, выражающееся в повышенной подвижности суставов из-за нарушения синтеза коллагена. Если он действительно страдал этим заболеванием, то суставы его пальцев должны были быть очень гибкими. Говорили, что он мог взять на грифе скрипки три октавы, не меняя положения руки. Также, по описаниям современников, у него были очень длинные руки, ноги и пальцы. Это могло объясняться синдромом Марфана, заболеванием соединительной ткани. Если Паганини заключил сделку с дьяволом, то последний забрал то, что ему причиталось, в 1840-м. Паганини умирал от рака горла, хотя другие источники утверждают, что причиной смерти стало внутреннее кровотечение. Он отказался общаться с епископом, когда тот пришёл к нему, утверждая, что он вовсе не умирает и последние обряды ему не нужны. Возможно, он просто пытался поддержать свой образ. Как бы то ни было, Церковь отнеслась ко всему этому чересчур серьёзно и отказала ему в погребении на освящённой земле. У семьи Паганини ушло примерно пять лет, чтобы убедить папу дать разрешение на перезахоронение праха на христианском кладбище, но окончательно его останки упокоились только в 1876 году в Парме. (Тим Рейборн, «Череп Бетховена»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 × = 64