Пердикка (Perdiccas, Περδίκκας)

Пердикка (Perdiccas, Περδίκκας) (ок. 360 – 321 гг. до н. э.) – один из сподвижников Александра, родом из Орестиды, сын Оронта. Он был примерно на 4-5 лет старше Александра. Впервые о нём становится известно как об одном из телохранителей царя Филиппа в момент убийства последнего в октябре 336 года. Ему не повезло, именно в день его дежурства было совершено покушение на царя. Пердикка убил Павсания, совершившего покушение и пытавшегося скрыться из столицы. Пердикка впервые появляется на сцене в качестве командира таксиса (полка) педзетайров («пешие друзья», тяжеловооруженные пехотинцы фаланги), набранных из области Орестиды, во время похода Александра против трибаллов (335 г. до н. э.). Руководя своим таксисом, Пердикка участвует в битвах при Гранике (334) и при Иссе (333). Самостоятельное командование он получает в 332 г. до н. э., действуя совместно с Кратером при осаде Тира. В битве при Гавгамелах (331) Пердикка руководит своим таксисом в центре войска македонян. В 330 г. до н. э. Пердикка назначается телохранителем Александра. В индийском походе (326) вместе с Гефестионом возглавляет отдельную часть армии (возможно, пехоту) и активно помогает Александру в битве при Гидаспе уже в качестве гиппарха (командира кавалерии). Во время свадебных торжеств в Сузах (324) Пердикка женится на дочери Атропата, сатрапа Мидии. После смерти Гефестиона (324) назначается на должность хилиарха и выдвигается в число первых лиц государства. Сразу же после смерти царя Александра между наследниками Александра (диадохами) было достигнуто соглашение. Сводный брат Александра, слабоумный Арридей, принявший имя Филиппа III, и будущий сын Александра должны были унаследовать царство сообща. Достигнутый в Вавилоне компромисс давал лишь время для вызревания замыслов диадохов. Только Пердикка, Антипатр и особенно Эвмен сохранили верность династии и стремились сохранить державу Александра. Когда вскоре Роксана родила сына, он стал царём под именем Александра IV. Власть и Филиппа Арридея и Александра IV была номинальной. Для фактического управления государством необходимо было назначить регента. В источниках нет полной ясности относительно организации регентства. По Арриану, верховное руководство царством было поручено популярному полководцу Кратеру, военное командование возложено на Пердикку. Но Диодор (XVIII, 2–3) называет Пердикку человеком, которому было поручено «руководство всем». Это расхождение в источниках объясняется тем, что Кратер не мог вступить в исполнение своих обязанностей, так как в момент смерти Александра находился в пути, по приказу царя направляясь во главе отпущенных 10 000 ветеранов в Македонию, где должен был сменить Антипатра. Власть оказалась в руках хилиарха Пердикки. На том же совещании в Вавилоне, где был решён вопрос о власти, были распределены и сатрапии. Большинство сатрапов Александра сохранило свои должности. Антипатр остался стратегом-автократором в Европе, Антигон получил Фригию, Ликию и Памфилию, Птолемей – Египет, Лисимах – Фракию и Понт, Леоннат – Геллеспонтскую Фригию. Секретарь Александра грек Эвмен получил не завоёванную пока Александром Каппадокию и Пафлагонию, Пифон – Мидию. Все они, диадохи, были люди самые различные по характеру, воспитанию, образу мыслей. Пердикка был человек ограниченный и слишком прямолинейный для обстановки, требовавшей гибкости и умения маневрировать среди противоречивых интересов людей недюжинных талантов. Птолемей – уравновешенный политик, настойчивый в проведении своих планов, искусный, но осторожный дипломат. Антипатр – ревностный служака, преданный дому царя Филиппа, ставивший интересы дела, которому служил, выше личных. Антигон не сразу проявил свои способности и таланты; это был политический деятель большого масштаба, с широким кругозором, сумевший впоследствии выдвинуться на первое место среди диадохов. Эвмен – единственный не-македонец (грек из Кардии) среди диадохов – изображается в источниках энергичным и способным полководцем, блестящим стратегом, неуклонно преследовавшим одну цель – сохранить целостность созданного Александром государства. Но эти столь разные люди, преследовавшие часто личные цели, руководившиеся собственным честолюбием, ставившие себе порой весьма ограниченные местные задачи, в конечном счёте делали одно и то же дело. Сначала под флагом борьбы за устройство державы Александра, затем под собственным знаменем, во имя создания собственных государств, диадохи осуществляли – ощупью, ценой многочисленных человеческих жизней и расточения больших материальных средств – поставленную жизнью задачу: на основе наследия Александра создать не столь крупные, но более устойчивые, прочные государственные образования. В начале своей кратковременной карьеры Пердикка должен был принять меры к подавлению попыток эллинов освободиться из-под власти Македонии. Такие попытки, как только о смерти царя Александра в Вавилоне, стало известно, были предприняты в Бактрии (восстал греческий гарнизон), в материковой Греции (Ламийская война), на Родосе и Самосе. Совместными усилиями, ценой потерь и поражений, диадохам удалось подавить сопротивление греков на суше и на море. Вожди восставших греков – демократы – погибли в сражениях, были казнены, удалились в изгнание или покончили с собой (Демосфен, укрывшийся в храме Посейдона в Калаврее, покончил самоубийством в октябре 322). Но после этого начались войны диадохов между собой – сначала в Малой Азии, а потом в Европе и в Северной Африке (Египте и Сирии). Правление регента Пердикки не могло быть по душе другим диадохам, мечтавшим о создании собственных государств. Пердикка действовал решительно и последовательно, но чересчур напористо, не считаясь с интересами и настроениями своих коллег. Он завершил незаконченное Александром завоевание Малой Азии, покорив Каппадокию; властителя страны Ариарата он повесил и вручил управление ею Эвмену. Уже в этой первой крупной операции проявилась непрочность власти царей, от имени которых действовал Пердикка. Антигон, которому первоначально Пердикка поручил поход в Каппадокию, вообще отказался исполнить его распоряжение, а Леоннат, к которому затем обратился Пердикка, предпочёл переправиться в Грецию на помощь осажденному Антипатру (он вел борьбу с восставшими греками) и там нашёл свою гибель. Когда Пердикка потребовал Антигона к ответу, тот присоединился к Антипатру в Македонии. Птолемей в Египте также повёл себя независимо. Клеомена, финансового управителя Египта, поставленного на этот пост ещё Александром, он казнил. Он перехватил траурный кортеж с телом Александра и отказался выдать его для погребения в Македонии. Пердикка решил наказать ослушника и предпринял поход в Египет, оказавшийся неудачным и повлекший значительные потери в войске при попытке переправы через Нил. Используя недовольство войска, сатрапы и военачальники, шедшие с Пердиккой, в том числе Пифон и тогда еще не занимавший видного положения Селевк, убили Пердикку в его палатке (июль 321). Его войско под предводительством Пифона вернулось в Азию. В огне войн диадохов погибли царица Олимпиада, мать Александра, Роксана, его жена, и их малолетний сын Александр, Кратер, Эвмен, Антипатр (умер своей смертью).

► История периода диадохов, сложная и запутанная, недостаточно освещена в первоисточниках. Для этого времени наука не располагает таким первоклассным источником, каким для периода Александра являются труды Арриана, написанные хотя почти через пятьсот лет после Александра, но по хорошим источникам и с большим знанием дела. Арриан написал также историю событий после Александра (до 320 г.) в 10 книгах, но от нее дошли только незначительные остатки. Высоко ценилась в древности история диадохов, написанная современником и участником событий Иеронимом из Кардии, но его сочинение не сохранилось. Не дошло до нас и произведение другого современника, Дурида, тирана Самосского, его «История» в 27 книгах, доведённая до 281 года. Она была ниже по своей исторической ценности, чем труд Иеронима, в ней больше было элементов риторики и занимательного рассказа, именно потому она пользовалась большой популярностью. Таким образом, в основном приходится пользоваться трудами поздних писателей: Диодора в книгах 18–20 его «Библиотеки» (до 302), Трога Помпея в пересказе Юстина (до Пирра), биографиями Плутарха (Фокион, Эвмен, Деметрий, Пирр) и Корнелия Непота (Эвмен). Все эти произведения восходят к трудам Иеронима из Кардии и Дурида, но большей частью через вторые-третьи руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

33 − = 30