Платина (Platina), Бартоломео де Сакки (Sacchi)

Платина (Platina), (Бартоломео де Сакки – Sacchi, 1421, Пьядена, Италия – 21.09.1481, Рим) – итальянский гуманист, филолог и историк, хранитель Ватиканской библиотеки (с 1472). Его настоящее имя Бартоломео Сакки, а псевдоним Сакки – латинское название его родного города. Учился у известного греческого гуманиста Иоанна Аргиропула (1415–1487), в совершенстве владел латинским и греческим языками, а также прекрасно разбирался в античной литературе. Папа Пий II, выдающийся поэт и гуманист, назначил Платину аббревиатором (секретарём) апостольского Престола. Однако новый понтифик Павел II, фанатичный аскет и суровый моралист, распустил коллегию аббревиаторов и заключил Платину в тюрьму. С избранием на Римский Престол в 1471 году Сикста IV, инициатора создания Сикстинской капеллы, расписывать которую позднее папа Юлий II поручил Микеланджело, карьера Платины вновь пошла стремительно вверх.

Автор трактатов по философии, риторике, политике («De honesta voluptate…», Paris: J. Petit, 1530), а также «Истории Мантуи» (опубл. 1675) и написанной в манере Светония «Книги о жизни Христа и всех понтификов» или просто «Жизнеописания понтификов» («Liber de vita Christi ac omnium pontificum», другой вариант названия – «In Vitas Summorum Pontificum Opus», 1479). Кроме того, им написана любопытная книга «De obsoniis ac honesta voluptate» («О кушаньях и достойном наслаждении»), которая стала классической кулинарной книгой эпохи Возрождения (изданная в 1475 году, она стала первой печатной книгой о кулинарии). Платина был членом Римской академии, основанной гуманистом Помпонием Летом, и как таковой преследовался папой римским Павлом II (1417–1471, понтификат 1464–1471), который эту академию разгромил и уничтожил. Платина нарисовал уничижительный портрет этого папы.

► […] Но аппетит приходит во время еды – и Павел II стал изобретать другие способы для умножения своих доходов. Например, он очень ловко пользовался отлучением. В его руках оно было подобно пистолету, который приставляет разбойник с большой дороги к груди перепуганного путника. Затем он отстранил от должности ряд офицеров и чиновников курии, чтобы потом продать их бенефиции. Некоторые из чиновников протестовали против этого мероприятия. Особенно энергично выступил знаменитый историк Платина – папский переписчик. «Ты смеешь судить меня? — свирепо спросил святой отец. – Разве ты не знаешь, что все законы рождаются в моей голове? Какое мне дело, что ты и твои коллеги будут жить милостыней? Такова моя воля, выше которой нет ничего на земле». Некоторые чиновники, убедившись, что Павла переубедить невозможно, решили обратиться ко всем государям с просьбой созвать вселенский собор, чтобы разрешить тяжбу со святым отцом. Платина, преданный престолу, убеждал папу не подвергать себя унижениям и отменить свой приказ. Вместо того чтобы внять его советам, Павел II распорядился арестовать Платину. Следует отметить, что святой отец, будучи невежественным как копченая сельдь, питал ненависть к учёным и писателям. Его излюбленным изречением было: «Религия должна уничтожить науку, ибо наука – враг религии». Римские власти и цеховые старейшины, взволнованные арестом одного из популярнейших римских граждан, потребовали освобождения Платины. Павлу II пришлось уступить, но он не отказался от своего намерения расправиться с писателем. Через некоторое время он подкупил лжесвидетелей, которые обвинили Платину и нескольких других ученых в заговоре против папы. Их подвергли допросу инквизиции. Но ни Платина, ни его друзья по несчастью не подтвердили показаний лжесвидетелей. Тогда святой отец решил вырвать у них признание пытками. Первым стали мучить Платину. Его раздели донага и привели в сводчатую комнату, разделенную пополам стеклянной стеной. В одной половине комнаты на троне восседал папа, окруженный фаворитами, в другой происходила пытка. Заключалась она в том, что осужденного сажали на кол в три фута вышиной, кончавшийся алмазной пикой. Это было пострашнее, чем турецкий кол, – там смерть наступает быстрее. Здесь же все было предназначено для того, чтобы страдания длились несколько часов. Но Платина не признал выдвинутых против него обвинений. Все усилия папы оказались напрасными, и Платину отправили в каменный мешок. Его место заняли другие обвиняемые. Их тело рвали раскаленными щипцами, лили в раны расплавленный свинец, но палачам не удалось добиться, чтобы они оговорили Платину. Тогда Павел II, будучи не в состоянии назвать Платину и его друзей государственными преступниками, обвинил их в ереси. Но тут вмешался [германский] император Фридрих. Явившись в Рим за своей долей налогов, собранных папой с его подданных, он настоял на освобождении Платины. В заключение сообщим, что достойный первосвященник запретил римлянам посылать своих детей в школы, ибо считал, что читать и писать – это привилегия священников. ––– (Лео Таксиль, «Священный вертеп»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 ÷ 14 =