Сковорода (Skovoroda), Григорий Саввич

Сковорода (Skovoroda), Григорий Саввич (03.12.[22.11].1722, с. Чернуха Полтавской губернии – 09.11.[29.10].1794) – украинский философ, родоначальник русской религиозной философии. Сын простого, но не бедного казака. С ранних лет отличался религиозностью, охотой к учению и «твёрдостью духа», как говорит его биограф Ковалинский. 16-ти лет он поступил в Киевскую Академию, но учение его было скоро прервано вызовом в Санкт-Петербург в придворную певческую капеллу (у юноши Сковороды был прекрасный голос). Через два года он вернулся в Киев, где и продолжил обучение в Академии. Не имея расположения к духовному званию, притворился сумасшедшим, вследствие чего был исключён из бурсы.

Отказавшись добровольно от духовного звания, Сковорода отправился, в качестве церковного певца, с неким генералом Вишневским, ехавшим с дипломатическим поручением в Венгрию. За три года пребывания за границей Сковорода посетил Венгрию, Австрию, Польшу, Германию и Италию, часто путешествуя пешком. Везде, где было возможно, он внимательно присматривался к местной жизни, посещал лекции в университетах. Он овладел несколькими языками, в том числе латынью, древнегреческим, древнееврейским и немецким. Знал древнюю европейскую философию, древних авторов. Образованность Сковороды была очень широка; справедливо говорит о нём В. Ф. Эрн, автор самой большой монографии о Сковороде (Эрн, «Григорий Саввич Сковорода. Жизнь и учение»), что его знание античных авторов «было для России XVIII века совершенно исключительно». Из древних авторов Сковорода хорошо знал Платона, Аристотеля, Эпикура, Филона Александрийского, Плутарха, Сенеку; очень внимательно изучил он и отцов Церкви (особенно Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Григория Богослова).

Вернувшись в Россию (начало 1750-х), преподавал поэтику в Переяславской семинарии и написал для семинарии «Руководство о поэзии». Когда же переяславский епископ потребовал, чтобы Сковорода преподавал предмет по старинке, он не согласился и был уволен. После этого нанялся частным учителем к богатому помещику. Однако независимый характер, резкая его прямота привели к тому, что ему пришлось бросить и это место. Оказавшись свободным, Сковорода поехал в Москву, побывал в Троицко-Сергиевской Лавре, где ему предлагали место преподавателя в Духовной Академии. Сковорода, однако, отклонил это предложение и вернулся на юг, где был снова приглашён к тому же помещику, где был раньше. Теперь отношения наладились, и Сковорода четыре года оставался на одном месте. К этому времени относятся довольно многочисленные его поэтические произведения («Сад божественных песней»).

С 1759 г. Сковорода учительствовал в Харьковском коллегиуме, но, назначенный преподавать правила благонравия (т.е. моральную философию), за неортодоксальные мысли, к тому же истолкованных им в превратном смысле, был дважды отстранён от работы, но оба раза возвращался, но отстранённый в третий раз, к преподавательской деятельности более не вернулся. В коллегиуме Сковорода встретил юношу М. И. Ковалинского, которого горячо и глубоко полюбил на всю жизнь. Этот своеобразный «духовный роман» наполнил жизнь Сковороды большой духовной радостью, – до конца жизни он оставался в нежнейших отношениях со своим юношей другом, который отвечал ему такой же привязанностью, а после смерти Сковороды написал замечательную его биографию. С этого времени начинается период «странничества», – уже до конца жизни Сковорода не имеет постоянного пристанища.

В этих странствиях Сковорода путешествует с мешком на плечах (в мешке всегда была Библия на еврейском языке), по существу, как нищий; иногда он подолгу гостит у кого-нибудь из своих многочисленных друзей и поклонников, иногда покидает друзей неожиданно. Его аскетизм принимает суровые формы, но бодрость духа он сохранял всегда. Очень много времени посвящал всегда Сковорода молитве. Странствуя и останавливаясь по дороге в крестьянских избах и отказываясь от предлагаемых ему должностей и занятий и посвящая свое время поучению людей нравственности, как словом, так и образом жизни.

К этому же периоду относится и составление им философских сочинений, которые, впрочем, при его жизни не были напечатаны. Особое значение Сковорода придавал познанию природы и сущности человека, самопознанию и выводимого им из этого учения о человеческом счастье. Основой счастья является «сродний труд», отвечающий природным склонностям человека и его способностям. Для достижения личного счастья человека и общественного блага Сковорода советовал не входить в «несродную стать», т.е. не заниматься тем, к чему не имеешь природной склонности, не обучаться тому, к чему не рожден. Познать (или угадать) свою «сродность» (т.е. то, к чему наиболее способен) – одна из важнейших задач самопознания и раскрытия воли Божьей, пребывающей в человеке; без удачного решения этой задачи не может быть для человека и речи о счастье. Как просветитель, он считал нужным воспитывать человека-гражданина, здорового духом и телом, мечтал о таком обществе, где все будут жить в условиях равенства, «сродного» труда и законов, «совсем противным тиранским». Сковорода обращался преимущественно к форме диалога, подкрепляя свои мысли баснями, пословицами, афоризмами, создавая яркие художественные образы. Как богослов, Сковорода находился под влиянием восточных отцов и учителей церкви, в особенности писателей александрийской школы — Климента Александрийского и Оригена.

Ещё больше, чем сочинениями, Сковорода имел для Украины значение всей своей жизнью: он был человек свободолюбивый, с непоколебимой прочностью нравственных убеждений, смелый в обличении местных злоупотреблений. Несмотря на некоторый свой мистицизм и семинарский, нередко неясный слог, Сковорода в жизни умел быть совершенно понятным и вполне народным человеком тогдашнего времени. Своим образом жизни и поучениями он очень похож был одновременно и на Сократа, и на Льва Толстого (на последнего за его стремление к опрощению, к жизни среди народа, за его морализм). В то время на Украине во многих домах висели портреты Сковороды, о его страннической жизни рассказывали легенды и анекдоты и даже слагали песни.

Многочисленные сочинения Сковороды делятся на философско-богословские и литературные. Первыми богословско-философскими сочинениями Сковороды были трактаты «Наркис, разглагол о том: узнай себе» и «Асхан, или симфония о познании себя самого»: они посвящены вопросу о самопознании, который является исходным пунктом всего мировоззрения Сковороды. К этим двум трактатам примыкают «Разглагол о древнем мире» и «Беседа двое» (1772); в последнем сочинении говорится о двух мирах – ветхом и новом, о двух началах – тленном и вечном. Наиболее просто, удобопонятно и вместе с тем систематически Сковорода изложил свои взгляды на религию и христианство в сочинении: «Начальная дверь ко христианскому благонравию» (1766; это конспект курса, читанного молодым дворянам в Харьковском коллегиуме). Специальными исследованиями, посвященными Библии, являются сочинения Сковороды: «Израильский змий» (1776), «Жена Лотова» (1780) и «Потоп змиин» (создан в кон. 80-х гг.). «Дружеский разговор о душевном мире» и «Алфавит мира» (1775) – лучшие сочинения Сковороды, посвящённые вопросу практической философии – в чём заключается счастье человека. К литературным сочинениям Сковороды принадлежат «Харьковские басни» (1774 г.); каждая басня состоит из фабулы и силы, т. е. указания её внутреннего смысла. К басням примыкают притчи: «Благодарный Еродий» (о воспитании) и «Убогий жаворонок» (о спокойствии). Наконец, Сковорода написал ряд стихотворений, большую часть которых он назвал «Садом божественных песней, прозябшим из зёрен Священного Писания»: все они написаны на библейские тексты; некоторые представляют из себя похвальные оды различным лицам. Не вошли в состав «Сада» басни, эпиграммы и изречения (афоризмы). Некоторые стихотворения написаны на латинском языке. Кроме того, Сковороде принадлежат несколько переводов.

► Афоризмы Григория Сковороды: «Добрый ум делает лёгким любой образ жизни». –– «Счастливый тот, кто имел возможность найти счастливую жизнь. Но счастливее тот, кто умеет ею пользоваться». ––– «Излишки порождают пересыт, пересыт – скуку, скука же – душевную тоску, а кто болеет этим, того не назовёшь здоровым». ––– «В тех, кто душой низкий, лучшее из всего написанного и сказанного становится наиболее плохим». ––– «Безумцу свойственно сетовать за утраченным и не радоваться тому, что осталось». ––– «Из всех потерь потеря времени – тягчайшая». ––– «Одно мне только близко, воскликну я: О школа, о книги!». ––– «Демон против демона не свидетельствует, волк волчьего мяса не ест». ––– «Как неразумно выпрашивать то, чего можешь сам достичь!» ––– «Дурной не тот, кто не знает, а тот, кто знать не хочет». ––– «Счастье наше есть мир душевный». ––– «Тот ближе всех к небу, кому ничего не надо».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × = 3