Создать биографию



Махмуд Газневи (Mahmud of Ghazni)

Комментарии к дате рождения: 
октябрь 971 (?)

Общество: Государственные деятели, Правители

Дата смерти: 
30.04.1030

История: Полководцы

Махмуд Газневи (Mahmud of Ghazni)
Махмуд Газневи (Mahmud of Ghazni)
Дополнительные имена: 
Абу-ль-Касим Махмуд
Георафия жизни: 
Афганистан и в восточный Иран
Род деятельности: 
правитель, полководец, государственный деятель

Махмуд Газневи (Mahmud of Ghazni) (Абу-ль-Касим Махмуд, октябрь 971? – 30.04.1030) – второй правитель династии Газневидов в Афганистане и в восточном Иране, ревностный и фанатичный мусульманин-суннит, блестящий полководец, прозванный «мечом державы», и государственный деятель. Сын основателя династии Газневидов, эмира Себук-тегина (ок. 940 – 997), бывшего раба-тюрка, выдвинувшегося в военачальники при Алп-тегине, наместнике иранских Саманидов в провинции Хорасан. Наместником Хорасана назначил Себук-тегина саманидский эмир Нух в 994 г. в награду за помощь при усмирении восстания в Афганистане и Трансоксиане (Средняя Азия). Себук-тегин из верности, а скорее из благоразумия, признал себя вассалом Саманидов, но зависимость эта была только номинальной, так как он был могущественнее своего сюзерена. В 997 г. Себук-тегин умер, завещав власть старшему сыну Исмаилу, однако Махмуд в ходе междоусобной войны старшего брата сверг и занял трон в Газни. Махмуд отказался также признавать над собой власть слабого правителя Саманидов и получил грамоту (маншур) на правление в Хорасане и Газне непосредственно от багдадского халифа аль-Кадира, «распоряжевшегося тем, что ему более не принадлежало». Расправившись или усмирив соседних князьков и вождей в Афганистане, Белуджистане, Гургандже, Хорезме и Систане, Махмуд во главе лучшей в халифате армии, совершил ряд завоевательных и карательных походов в Индию. Семнадцать раз между 1001 и 1026 гг. Махмуд спускался в равнины Индостана, сея смерть и разрушения. Все эти военные набеги имели характер священной войны с «неверными» (газават), истинной целью их были грабеж и «разрушение идолов», что составляло обязанность правоверного мусульманина. Махмуд не закрепился на завоеванных территориях, как это позднее сделал Бабур, основав в Индии династию Великих Моголов, а всякий раз возвращался в Газну, свою столицу, вывозя из Индии пленников-рабов и богатую добычу из индусских храмов, бывших хранилищем несметных богатств, в том числе из богатейшего храма в Самнатхе. Фанатичный, коварный, жестокий по отношению к «неверным» (индусам и еретикам-шиитам), он был жаден до богатства. Считается, что Махмуд вывез из Индии сокровищ, – драгоценных камней, золота и серебра – более чем на три миллиарда динаров, в дополнение к сотням тысяч рабов. Рассказывают, что индийцы готовы были предложить огромный выкуп за сокровища храма в Самнатхе, но Махмуд отказался принять выкуп, сказав, что «хочет остаться в истории как сокрушитель идолов, а не продавец сокровищ». Произнося эти слова, он ударил своей булавой, с которой не расставался (к слову, булава была настолько тяжела, что не каждый мог пустить её в ход; долгое время булава Махмуда лежала на его могильной плите), «идола», и из него посыпались драгоценные камни, золотые и серебряные монеты и украшения. Его единственным территориальным приобретением в Индии был Пенджаб (1021 г.), а Гуджарат только покорно принял раджу (князя), назначенного им. Махмуд присоединил к своим владениям Трансоксиану с двумя её богатейшими городами Бухарой и Самаркандом. Он умер в апреле 1030 г., оставив власть своему сыну Мухаммаду, которого через пять месяцев сместил с трона и ослепил второй сын Махмуда – Масуд. Махмуд Газневи был талантливым полководцем и правителем, особенно боеспособной он создал кавалерию, которую сам же и возглавлял в походах. Он не только знал, как грабить Индию, но и как у неё учиться, а также разумно распоряжался награбленными богатствам: прежде всего он не жалел средств на свою гвардию и наемную армию. Основанная Махмудом империя Газневидов простиралась от Лахора до Самарканда и Исфахана, от Персидского залива до Аральского моря. Однако после смерти Махмуда сельджуки, разбив в сражении около Мерва Масуда, сына Махмуда, захватили все иранские и трансоксианские владения Газневидов. Махмуд оказывал покровительство учёным и литераторам, собрав при своем дворе в Газне блестящее общество талантов (числом около 400), среди них поэты и литераторы Фирдоуси, Фаррухи, Манучехри, Асади Туси, Унсури, ученые Авиценна, аль-Бируни и аль-Фараби, мемуарист Бейхаки и летописец Утби, оставившие записки о царствовании Махмуда. Столица империи Газна превосходила едва ли не все города того времени на Востоке своими дворцами, медресе и мечетями, садами и фонтанами. Махмуд построил в городе водопровод, основал университет, библиотеку и музей редкостей. Царствование Махмуда Газневи оставило значительный след в истории всего Востока. Именно он заложил основы восточно-мусульманской государственной милитаристской административной системы. Случаи смертной казни в правление Махмуда случались сравнительно редко (если исключить религиозные мотивы), по той причине, что султан считал, что «царь в минуту гнева может отнимать у подданного только то, что может возвратить в минуту милости». Махмуд Газневи, особенно почитаемый на мусульманском Востоке до сих пор, является героем легенд, анекдотов и занимательных историй, многие из которых касаются его отношений со своим любовником рабом Маликом Аязом, с которым в последние годы жизни почти не расставался. ► Джавахарлал Неру о Махмуде Газневи: «Человеком, поднявшим меч, был Махмуд Газневи, который пришел в Индию жечь и убивать. Газни сейчас – небольшой город в Афганистане. Вокруг Газни в десятом веке сложилось государство. Номинально среднеазиатские государства были под властью багдадского халифа, но, как я уже говорил, после смерти Харун ар-Рашида власть халифов ослабела и наступило время, когда империя распалась на ряд независимых государств. Именно об этом периоде мы сейчас и говорим. Раб-тюрок по имени Сабук-тегин основал в 975 году государство в районе Газни и Кандагара. Он совершил также набег на Индию. В то время раджей в Лахоре был человек по имени Джайпал. Джайпал предпринял очень рискованный поход в долину Кабула против Сабук-тегина и был разбит. Махмуд наследовал своему отцу Сабук-тегину. Он был блестящим полководцем и отличным предводителем конницы. Из года в год он совершал набеги на Индию, грабил, убивал, увозил с собой огромные сокровища и уводил множество пленных. Всего он предпринял семнадцать набегов, и только один из них, на Кашмир, оказался неудачным. Другие были успешными, он стал грозой для всего севера Индии. Махмуд доходил до Паталипутры, Матхуры и Самнатха. Из Стханешвары он увел, как рассказывают, двести тысяч пленных и вывез несметные богатства. Но самые большие сокровища он захватил в Самнатхе: там находился один из больших храмов, где столетиями накапивались жертвоприношения. Рассказывают, что при приближении Махмуда тысячи людей искали убежища в храме в надежде на то, что свершится чудо и бог, которому они поклоняются, защитит их. Но чудеса случаются редко, разве что в воображении верующих; Махмуд ворвался в храм и ограбил его, при этом погибло пятьдесят тысяч человек, ожидавших чуда, которое так и не случилось. Махмуд умер в 1030 году. К этому времени весь Пенджаб и Синд находились под его властью. Махмуд считается одним из великих вождей ислама, который отправился распространять ислам в Индии. Большинство мусульман восхищается им, большинство индусов ненавидит. В действительности он едва ли был религиозным человеком. Он, конечно, был магометанином, лишь между прочим. Прежде всего он был воином, и притом блестящим. Он явился в Индию завоевывать и грабить, как, к несчастью, это делают солдаты, и поступал бы так же, к какой бы религии он ни принадлежал. Интересно, что он, оказывается, угрожал мусульманским правителям Синда и пощадил их только после того, как они подчинились ему и выплатили дань. Он угрожал смертью даже багдадскому халифу, требуя от него уступки Самарканда. Мы поэтому не должны впадать в широко распространенную ошибку и считать Махмуда чем-то большим, нежели удачливым солдатом. Махмуд увел с собой в Газни множество индийских архитекторов и строителей и построил там красивую мечеть, которую назвал Небесной невестой. Он очень любил сады. О Матхуре Махмуд оставил мимолетное свидетельство, из которого видно, какой это был большой город. В послании к своему наместнику в Газни Махмуд говорит: “Здесь (в Матхуре) есть тысячи зданий, столь же прочных, как вера правоверных; вряд ли город этот мог стать таким, как сейчас, без того чтобы на это не были израсходованы миллионы динаров, и вряд ли можно построить другой такой же город меньше чем за двести лет”. Рассказывают, что [эпическая поэма] “Шахнаме” была написана по просьбе Махмуда, который обещал заплатить Фирдоуси по золотому динару (монете) за каждое двустишие. Фирдоуси, очевидно, не был поклонником краткости и сжатого изложения. Он написал чудовищно длинное произведение. Когда он представил многие тысячи своих двустиший Махмуду, то труд его удостоился похвалы, но Махмуд пожалел о своем опрометчивом обещании щедро оплатиь этот труд. Он попытался заплатить Фирдоуси гораздо меньшую сумму, однако тот страшно разгневался и отказался от всякой оплаты». (...) В Средней Азии из многочисленных орд авантюристов и завоевателей, прошедших по её земле, всё ещё помнят о четырёх людях – Искандере, или Александре Македонском, султане Махмуде [Газневи], Чингисхане и Тимуре» (Дж. Неру, «Взгляд на всемирную историю», т. 1, М., Прогресс, 1981). ► Говорят, что у султана Махмуда [Газневи] было некрасивое лицо; оно было желтое. Когда опочил его отец Себуктегин, он начал царствовать и ему подчинился Хиндустан; однажды ранним утром он сидел в отдельных покоях на молитвенном коврике и совершал намаз, – а перед ним были положены зеркало, гребень и стояли два придворных гуляма, а в покои вошел его вазир Шамс ал-Куфат, Ахмед сын Хасана, приветствовал его в дверях покоя. Махмуд сделал знак головой, чтобы тот присел. Освободившись от чтения молитв, Махмуд облачился в каба, надел на голову кулах, взглянул в зеркало, поглядел на свое лицо, улыбнулся и спросил Ахмеда сына Хасана: “Знаешь, о чем я сейчас думаю?” Ответил: “Вдадыка лучше знает”. Сказал: “Опасаюсь, что люди не любят меня из-за того, что мое лицо некрасиво. Обычно народ более любит государя с красивым лицом”. Ахмед сын Хасана сказал: “О владыка! соверши одно дело и тогда тебя полюбят более, чем жену и ребенка, более, чем свою душу и по твоему приказу пойдут в огонь и в воду”. Спросил: “Что надо сделать?” Сказал: “Сочти золото за врага и тотчас народ сочтет тебя за друга”. Махмуду понравилось, и он сказал: “В этих словах тысяча смыслов и полезностей”. Потом он отверз свои руки для даров и благодеяний, миряне полюбили, стали превозносить его, он совершил великие деяния, одержал большие победы; он пошел в Самнатх, захватил его, двинулся на Самарканд, пришел в Ирак. Однажды он сказал Ахмеду сыну Хасана: “С тех пор, как я отнял руки от золота, и тот и этот мир достались мне в руки”. До него не было наименования султан. Махмуд был первым лицом, который во времена ислама назвал себя султаном, а уж после него это стало обычаем. Он был справедливым государем, любил науку, был щедрым, неусыпным, с чистой верой, воителем. Прекрасно время, когда правит правосудный государь.

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 4.7 (3 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 3 гостей.