Создать биографию



Гофман, Эрнст Теодор Амадей

Дата рождения: 
24.01.1776
Место рождения: 
Кёнигсберг

Искусство: Музыканты, Писатели, Художники

Дата смерти: 
25.06.1822
Гофман, Эрнст Теодор Амадей
Место смерти: 
Берлин
Георафия жизни: 
Германия

Гофман (Hoffmann), Эрнст Теодор Амадей (24.01.1776, Кёнигсберг – 25.06.1822, Берлин) – немецкий писатель, музыкант и художник. Сын кенигсбергского адвоката, он готовился к карьере прусского чиновника: изучал право в Кенигсбергском университете. Увлекался живописью, музыкой и литературой. Несколько лет служил по судейской части в немецких и польских городах. Годы войны с Наполеоном Гофман, оставивший службу, вел жизнь свободного художника, руководил театром в Бамбурге, одновременно был занят в нем в качестве дирижера и театрального художника. Здесь же начинается его литературная деятельность, сначала в качестве музыкального критика и автора произведений, связанных с музыкальной тематикой: «Кавалер Глюк» (1809), «Музыкальные страдания Иоганнеса Крейслера, капельмейстера» (1810), «Дон Жуан» (1813). После окончания наполеоновских войн он снова на государственной службе, а все свободное время посвящает литературе. Новелла, повесть и сказка – излюбленный жанр Гофмана. В них причудливым образом переплетаются романтика и мистика, фантазия и реальность, элементы ужаса и сатиры. Кроме новелл и сказок, Гофману принадлежат романы «Эликсир сатаны» (1816), неоконченный роман «Житейские воззрения кота Мурра» (1820–1822), эротическое сочинение «Schwester Monika». ► Юлиус Эдуард Хитциг, первый биограф Гофмана, писал об образе жизни Гофмана: «Уклад его жизни был таков: по понедельникам и вторникам он первую половину дня заседал в апелляционном суде, в остальные дни работал дома; после обеда он обычно спал, а летом гулял; вечера же и ночи проводились в питейном доме. Когда он днем или вечером либо и днем, и вечером бывал в обществе, что случалось часто, иной раз ежедневно, ибо он простился не с обществом как таковым, но только с обществом своих друзей и с благопристойными чаепитиями, среди местных кутил, напротив, он всегда был желанным гостем, – в таких случаях по вечерам у него нередко бывало два застолья, скажем, с семи до девяти и с десяти до двенадцати, затем же, когда другие расходились по домам, он, как бы поздно ни было, отправлялся еще в питейный дом, чтобы там встретить рассвет. Раньше вернуться домой он не мог. При этом, однако, не следует представлять его себе обыкновенным пьяницей, который любит вино ради вина и пьет, пока язык у него не станет заплетаться и он не уснет, – у Гофмана все было иначе. Он пил, чтобы взбодриться; пока сил у него было больше, требовались меньшие дозы, потом, конечно, побольше. Зато, когда он взбадривался или, как он говорил, приходил в экзотическое настроение, для появления которого нередко хватало полштофа вина и хотя бы одного приятного слушателя, не было ничего интереснее, чем этот фейерверк остроумия и полет фантазии; Гофман мог непрерывно, по пять-шесть часов кряду блистать ими перед восхищенными слушателями. Но если экзальтация заставляла себя ждать, он все равно не сидел без дела в питейном доме, где можно наблюдать множество людей, которые ничего не делают, лишь прихлебывают вино да зевают; он окидывал все это своим зорким оком. И тогда подмеченные им смешные, странные, даже трогательные особенности завсегдатаев становились набросками к будущим произведениям. Бывало, что он тут же делал наброски своим искусным пером, короче – беседуя с друзьями, он редко не преподносил им свежих и пикантных историй из нового своего мира. В подобных обстоятельствах те, кто хорошо к нему относился, охотно прощали ему это увлечение – часто он собирал вокруг себя остроумнейший кружок, и приезжие, желавшие увидеть Гофмана, наверняка могли застать его в питейном доме, ведь образ его жизни известен был всему Берлину; вот если бы только возможно было устранить разрушительное влияние на его здоровье всех этих непрерывных ночных кутежей в сочетании с сильнейшим умственным напряжением днем – ведь он никогда не пренебрегал своей службой и вместе с тем писал книгу за книгой. Увы, нельзя отрицать и того, что постоянное общение с людьми, собирающимися обыкновенно в заведениях такого рода, постепенно лишало умения достойно вести себя в окружении более благородном; в поведении его проглядывал некоторый цинизм, легко способный оттолкнуть тех, кто не был знаком с ним близко и не догадывался, какое сердце скрывается под сей грубой оболочкой» (Ю. Хитциг, «Ночи, проведенные в кутежах», цит. по книге: «Э. Т. А. Гофман. Жизнь и творчество. Письма, высказывания, документы». Составитель К. Гюнцель, М., «Радуга», 1987; пер. с нем. Т. Клюевой).

::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: 

Как только старшим детям в семье исполняется три, четыре, пять лет, перед родителями возникает вопрос, о сложности которого они прежде и не подозревали. Как организовать детский праздник? Пока не придётся делать это самому, ни за что не поверишь, насколько это увлекательно и трудно.

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (2 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 9 гостей.