Фридрих II Гогенштауфен (Friedrich II Hohenstaufen)

Фридрих II Гогенштауфен (Friedrich II Hohenstaufen) (26.12.1194, Ancona, Италия – 13.12.1250, Флоренция) – германский король (Kaiser, с 1212), король Сицилии (с 1198) и император Священной Римской империи (1212–1250, коронован в 1220), прозванный «дивом мира» («Stupor mundi», так называл его христианский писатель Матвей Парижский, его современник). Фридрих был сыном императора Генриха VI, а мать его, Констанция Сицилийская (Costanza d’Altavilla), была дочерью Рожера I, норманнского короля Сицилии. Таким образом, он оказался наследником двух корон – германской и сицилийской. Он взошёл на престол Сицилии четырёхлетним ребенком. В то время Сицилия была только что завоевана норманнами; двор носил полувосточный характер и много образованных арабов и евреев было в числе придворных. Некоторые из них были привлечены к воспитанию и обучению юного короля. Учение давалось ему легко; он был одарён умом, хитростью и неутомимой энергией. Противники, однако, жаловались на его лживость, изворотливость, коварство, предательские выходки и т. п. Ему был привит «мусульманский взгляд на христианство одновременно с христианским взглядом на ислам» (Г. Уэллс, «Краткая история мира»), причём результатом этой двойственной системы воспитания явилось исключительное для той эпохи убеждение в том, что все религии – не что иное, как обман. Он свободно распространялся на эту тему, его еретичность и даже кощунство хорошо известны (известны его слова: «Невежество – мать набожности»). Как самостоятельный правитель Сицилии, он со временем упрочил своё владычество на этом острове, усмирив арабов, которые несколько раз против него восставали. Фридрих основал университет в Неаполе (самый старый университет в мире!) и всячески стремился привлечь, в том числе и щедрыми дарами, в Неаполь, в Палермо, в Салерно прославленных учёных. При этом он проявлял полнейшую терпимость относительно вероисповедания приглашаемого учёного: в его университетах преподавали, наряду с христианами, и арабы, и евреи. Папа Григорий IX и другие клерикальные враги Фридриха подозревали его в неверии, в ереси, даже в тайной принадлежности к магометанству. Он и в самом деле находился во враждебных отношениях с папским престолом, отличался вольнодумством, любил широко и роскошно пожить, окружал себя красивыми вещами. Фридрих известен как развратный человек, но в то же время обладал любознательным и пытливым умом, покровительствовал писателям и учёным, способствовал процветанию наук и искусств в своих владениях. Благодаря Фридриху арабские цифры и алгебра проникли в христианские университеты, он основал зоологический сад, весьма диковинный для того времени (содержались собаки, леопарды, жирафы, слоны, экзотические птицы), написал книгу о соколиной охоте («De arte venandi cum avibus», 1546; 1896, 1942), свидетельствующую, каким он был тонким наблюдателем повадок ловчих птиц. Он же был одним из первых, писавших стихи по-итальянски. В 1228 г. Фридрих отправился, наконец, в Святую землю, сдержав таким образом своё давнишнее обещание папе возглавить крестовый поход (шестой по счёту). Но это был весьма своеобразный военный поход, а проще говоря, – чистый фарс. Фридрих, этот странный крестоносец, в то время в первый раз отлучённый от церкви (1227, а потом еще дважды – 1239 и 1245), отправился в Египет, где встретился с султаном и обсудил с ним разные дела. «Эти господа, оба заядлые скептики, изумительно сошлись во взглядах и заключили коммерческую сделку к обоюдному удовольствию…» (Г. Уэллс, «Краткая история мира»). Поход увенчался успехом: полюбовно было решено передать Иерусалим Фридриху и заключить мир с султаном. Фридрих уехал из Святой Земли, оставив там своего наместника; во время похода он ближе познакомился с исламской культурой и многое от неё перенял. Едва он возвратился в Италию, как ему пришлось оборонять Сицилию с оружием в руках от папы и его союзников. Успешно выполнив эту задачу, Фридрих, чьи политические и военные позиции на всём пространстве его империи от Балтики до Сицилии были весьма уязвимыми, счёл для себя удобным заключить с папой мир, и пошёл ему на уступки (например, по настоянию папы, он вынужден был ввести суровое наказание обвиняемых в ереси). Однако папский двор продолжал тайно интриговать и прилагал все усилия, чтобы выдвинуть против Фридриха нового врага. И такой нашелся. Сын Фридриха, Генрих, под влиянием папы, решил воспользоваться тем, что отец, уезжая в Италию, назначил его своим наместником в Германии, и поднял открытый мятеж против отца. Император явился в Германию (1235), подавил мятеж, и сын очутился почти совсем одиноким в начатой им необдуманно борьбе. Он принужден был смириться, Фридрих засадил его в тюрьму, потом перевёл в другую, затем ещё дальше, в третью, и Генрих, не выдержав всех этих мытарств, умер. Борьба между Фридрихом и папой кипела во всех концах Европы (три римских папы – Гонорий III, 1216–1227, Григорий IX, 1227–1241, и Иннокентий IV, 1243–1254, – занимавшие святой престол при его жизни, вели с ним непримиримую и жестокую борьбу, не стесняясь в выборе средств); и папа, и император вербовали себе сторонников и союзников, оба устами своих приверженцев возводили друг на друга самые тяжкие обвинения. Папа называл Фридриха «медведем», «леопардом», «богохульником», «сыном Вельзевула» и т. д.; Фридрих не оставался в долгу, он писал язвительные письма против церкви, обличал высокомерие, нравственную распущенность и безверие духовенства, объявляя эти его пороки, а также его алчность, источником повсеместного разврата. Фридрих обратился к светским государям христианского мира, указывая, что папа – естественный враг их всех, ибо имеет притязание всех их подчинить своей власти; он предлагал своим европейским собратьям-монархам произвести конфискацию церковного имущества, для блага самой же церкви, как он был убежден. Между прочим, ему (в соавторстве со своим канцлером Пьетро де Винеи) приписывается знаменитый крамольный атеистический трактат на латинском языке «О трех обманщиках» («De tribus impostoribus»; англ. «The Three Impostors»; нем. «Von dem drei Betrügern», изданный в Германии в 1753 г. и проводящий взгляд на Моисея, Иисуса и Мухаммеда как на великих обманщиков в роли основателей иудаизма, христианства и ислама). Шарль Нодье считает, однако, что такого трактата в то время не существовало, вернее, идея такого произведения действительно, по слухам, принадлежит этому монарху или могла ему принадлежать, но вряд ли он сам осуществил своё намерение в то время, ибо осуждать три вероучения сразу было бы весьма опасно даже для него. В 1241 г. папа созвал собор в Риме, но Энцио (любимый сын Фридриха) перехватил на море корабли с епископами, ехавшими в Рим, – и собор не состоялся. Это было последним торжеством Фридриха над Григорием IX, который спустя 4 месяца скончался. Тем не менее, борьба с папством продолжалась. Новый папа Иннокентий IV (выбранный в 1243 г.) созвал в Лионе собор против Фридриха, но тот туда не явился, а послал своего адвоката, юриста Таддео ди Суесса (Taddeo di Suessa). Дело окончилось подтверждением проклятия против Фридриха. Иннокентий оказался чрезвычайно деятельным противником; он успешно интриговал против императора даже в среде императорских союзников и приближённых. Даже в Германии началось сильное брожение против императора, несмотря на все его старания сохранить там полный мир. В Ломбардии, сражаясь с т. н. Ломбардской лигой, Фридрих терпел поражения за поражениями: в 1248 г. жители Пармы овладели Витторией, крепостью Фридриха, и императорское войско испытало страшный урон; болонцы взяли в плен сына императора, Энцио. Несмотря на все эти тяжелые обстоятельства, Фридрих не смирялся. Даже Сицилия – оплот Фридриха и главный источник его военных средств, – волновалась, жалуясь на полное истощение, ввиду бесконечных войн императора. Фридрих виселицами и конфискациями едва успевал усмирять волнения. Время от времени счастье склонялось в Ломбардии на его сторону; тогда побежденные не ждали (и не получали) никакой пощады; ни пол, ни возраст не щадились. В 1250 г. Фридрих заболел и слёг. Он твёрдо готовился к смерти, отдавал последние деловые приказания и умер вполне спокойно. Безумная радость овладела Римом, когда пришло известие о его смерти; впечатление от этого события было сильно во всей Европе (косвенно это доказывается появлением нескольких самозванцев). Живой, умный, разносторонне образованный Фридрих, которого Я. Буркхардт назвал «первым человеком Нового времени на троне» («der erste moderne Mensch auf dem Thron»), мало напоминает своего деда Фридриха Барбароссу, с которым его сравнивали современники. Физически он был так же крепок, как и умственно, но разврат и беспокойная жизнь рано свели его в могилу. Ортодоксальный историк Фримен (Freeman) характеризует Фридриха как «щедро одарённого из тех сынов человеческих, которым довелось носить на своей голове корону, и которого можно поставить в один ряд с Александром, Константином и Карлом Великим, принимая во внимание его гениальные способности, достоинства и свершения» («the most gifted of the sons of men, by nature more than the peer of Alexander, of Constantine, or of Charlemagne; in mere genius, in mere accomplishments, the greatest prince who ever wore a crown»).

Старый адрес этой страницы: http://biograpedia.ru/?q=node/3948

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 4 =