Гефестион

Гефестион (греч. Ἡφαιστίων, Hephaestion) (ок. 356 – 324 до н.э.) – македонец, сын Аминтора из Пеллы. Сердечный друг Александра Македонского с самого детства. Еще мальчиками они вместе учились в Миезе, где под присмотром Аристотеля воспитывался наследник македонского престола. Молодых людей сравнивали с Ахиллесом и Патроклом. Александр, став царём, продвигал Гефестиона по карьерной лестнице, несмотря на то, что тот, похоже, не обладал особо выдающимися качествами лидера и полководца. Вместе с тем он показал себя как одарённый организатор, и Александр доверял ему многие вопросы тылового обеспечения и другие подобные задачи – рекогносцировку, снабжение армии, транспортировку снаряжения, наведение мостов и основание поселений. Когда Александр увидел, что Гефестион одобряет его сближение с варварами (персами) и сам подражает ему в этом, а Кратер остаётся верен старым македонским традициям, он стал вести дела с варварами через Гефестиона, а с греками и с македонянами – через Кратера. Горячо любя первого и глубоко уважая второго, Александр часто говорил, что Гефестион – друг Александра, а Кратер – друг царя. Гефестион и Кратер питали скрытую вражду друг к другу и нередко ссорились. Однажды в Индии ссора их дошла до того, что они обнажили мечи. К тому и к другому бросились на помощь их друзья, но Александр вовремя вмешался: он при всех обругал Гефестиона, назвал его глупцом и безумцем, не желающим понять, что он был бы ничем, если бы кто-нибудь отнял у него Александра. Кратера он тоже сурово разбранил, но только с глазу на глаз, а потом, приведя их обоих к себе и примирив друг с другом, поклялся Аммоном и всеми другими богами, что никого из людей не любит так, как их двоих, но если он узнает когда-нибудь, что они опять ссорятся, то непременно убьет либо их обоих, либо зачинщика. Рассказывают, что после этого они даже в шутку ни словом, ни делом не пытались поддеть или уколоть друг друга. Известно, что Гефестион также не очень ладил с Каллисфеном, царским летописцем, и Эвменом, главой царской канцелярии. «Это был самый любимый из друзей царя [Гефестион], – рассказывает Квинт Курций, – выросший вместе с ним, поверенный всех его тайн, имевший больше других право подавать советы царю. Но этим правом он пользовался так, что казалось, будто он делает это по желанию царя, а не в силу своих притязаний. Будучи ровесником царя, он превосходил его ростом». Гефестион был и очень красив мужественной своей красотой. В ту эпоху и в военной среде любовь между молодыми людьми считалась очень почётной и поощрялась. (Фиванский «Священный отряд» составляли 150 пар возлюбленных воинов, готовых умереть один за другого.) Гефестион оказался единственным из друзей царя, который вплоть до весны 327 г. решительно отказывался от всех предложений вступить в брак. Его восхождение было молниеносным, несмотря на ревность и наговоры женщин, в том числе Олимпиады, матери царя. Вначале один из царских гетайров, затем командир одного из восьми ил царской кавалерии, гвардии, то есть, на самом деле, адъютант царя, после битвы при Иссе, в возрасте двадцати трёх лет, Гефестион оказывается одним из семи полководцев армии и настолько схож с царём как одеждой, так и лицом, что мать Дария при первой встрече принимает его за Александра. Царь ничуть не рассержен, он говорит: «И он – тоже Александр». За свои подвиги на поле сражения при Гавгамелах и Гургане Гефестион произведён в командующие армейским корпусом. Он один из тех, кто подвергает пыткам Филоту, которого подозревает в измене и участии в заговоре. На узком совете из четырёх участников Гефестион высказывается за то, чтобы чтобы царь покрыл себя славой, перейдя Сырдарью, северную границу Персидского царства. К сожалению, не представляется возможным вникнуть во все детали походов, которыми Гефестион руководил в Согдиане, Бактриане, Индии, Гедрозии (Белуджистане), как и рассказать обо всех четырёх или пяти Александриях, в основании которых он принял участие. По возвращении в Сузы, где царь велит ему жениться на Дрипетиде, одной из дочерей Дария, Гефестион сосредоточивает в своих руках всевозможные титулы: гиппарха, то есть военачальника, стоящего во главе конницы гетайров, хилиарха или командира тысячи персидского двора, то есть великого визиря, первого сановника после царя с «полномочиями, простирающимися по всей империи», как пишет Арриан, и, наконец, доверенного человека, зятя и заместителя царя. Гефестион отлично понимал Александра. В нём никогда не было раболепия, назойливости, зависти и фальши. Он искренне любил Алесандра, но держался с ним на равных даже вопреки наставлениям Аристотеля. До конца своих дней он говорил с Александром как мужчина с мужчиной, мог прямо высказать ему всё, если считал ошибочными его действия, и ни при каких обстоятельствах не испытывал перед ним страха. Он спасал своего друга от одиночества и лишь богам известно, от чего ещёе. Он столь превосходно подражает ему в одежде и поведении, что в конце концов начинает считать себя уж неведомо кем из сотрапезников богов – то ли Кастором, братом Поллукса, то ли Дионисом, братом Геракла. В ноябре 324 г. в Экбатанах Гефестион тяжело заболел после непрерывных вакхических празднеств, когда он ест за четверых и претендует на то, что способен выпить чашу Геракла (более двух литров чистого вина). Человек молодой и воин, он не мог заставить себя подчиниться строгим предписаниям врача и, воспользовавшись тем, что врач его Главк ушёл в театр, съел варёного петуха и выпил большой кубок вина. После этого он почувствовал себя очень плохо и вскоре умер. Горе Александра не знало границ, его, рыдающего и помышляющего о самоубийстве, едва удаётся оттащить от тела Гефестиона. Александр приказал в знак траура остричь гривы у коней и мулов, снял зубцы с крепостных стен близлежащих городов, распял на кресте несчастного врача, на долгое время запретил в лагере играть на флейте и вообще не мог слышать звуков музыки, пока от Аммона не пришло «повеление» оказывать Гефестиону почести и приносить ему жертвы не как богу, а как герою. На похороны, сооружение могильного кургана и на убранство, потребное для исполнения всех обрядов, Александр решил потратить десять тысяч талантов (немыслимая сумма!), но он хотел, чтобы совершенство исполнения превзошло денежные затраты. Утешением в скорби для Александра была война, которую он превратил в охоту на людей: покорив племя коссеев, он перебил всех способных носить оружие. И это называли заупокойною жертвой в честь Гефестиона. Правителю Египта отдан приказ построить ему в Александрии два святилища. Весной 323 года тело Гефестиона сжигают в Вавилоне на костре высотой в 58 метров и устраивают в его честь заупокойные игры, ещё более грандиозные, чем те, что устроил некогда Ахилл для своего друга Патрокла. Через несколько месяцев в Вавилоне умер Александр, и многие не устояли от соблазна связывать смерти Александра и Гефестиона, сравнивая их с Ахиллесом и Патроклом, при этом намекая на якобы данную и этими двумя сердечными друзьями друг другу клятву уйти из жизни вместе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

42 + = 48