Фонвизин (Fonvizin), Денис Иванович

Фонвизин (Fonvizin), Денис Иванович (03[14].04 1744 или 1745, Москва – 01[12].12.1792, Санкт-Петербург) – русский писатель, поэт, комедиограф. Родился в Москве. Его предок, ливонский рыцарь, вместе с сыном попал в плен в одном из сражений и стал служить русскому царю Ивану Грозному. Уже в XVII веке предки драматурга перешли в православие и обрусели. Отец Фонвизина, ровесник нового века, был дворянином среднего достатка, не очень образованным, но очень любознательным и жадным до учения. Позднее Фонвизин вспоминал, что его занятия начались с четырёх лет и он не помнит себя не умеющим читать. Однако домашнее образование ребёнка было в духе того времени: вместо истории, словесности и иностранных языков его учили церковнославянскому, и Денис даже был чтецом-псаломщиком во время домашних богослужений. Но в дальнейшем он получил хорошее образование в Московском университете и очень рано начал писать и переводить. Фонвизин, знавший три языка, поступает переводчиком в Коллегию иностранных дел, переезжает в Петербург и погружается в светскую и культурную жизнь Северной столицы. Любовные приключения и светские кутежи сочетаются с участием в литературных кружках и работой над переводами, которые Фонвизин начал публиковать еще в Москве. Через несколько лет Фонвизин сближается с графом Н. И. Паниным (1718–1783), одним из влиятельнейших вельмож екатерининского царствования, либералом, воспитателем наследника, будущего императора Павла I, мечтавшим об ограничении русского самодержавия. Фонвизин становится его секретарём (1769) и доверенным лицом (от его имени Фонвизин написал одно из самых важных публицистических сочинений того времени – «Завещание Панина», а после его смерти посвятил ему замечательный некролог). Между прочим, благодаря покровителю Фонвизин стал богатым помещиком. За воспитание наследника Панин получил в подарок девять тысяч крепостных и половину роздал своим секретарям. Фонвизину досталось 1180 крепостных, он, по тогдашним меркам, стал крупным крепостником и нисколько не тяготился своим положением. Но он был вольнодумцем и, что называется, официальным оппозиционером. Как и многие вольнодумцы этой эпохи, Фонвизин увлекался идеями французского Просвещения, сомневался в существовании Бога, в конце концов склоняясь к философскому деизму. Отвергая самодержавный деспотизм, безнравственную тиранию, он верил в просвещение, мечтал о просвещенной монархии, которая постепенно устроит жизнь по законам разума. Он выступает за ограничение крепостного права и расширение свобод других сословий русского общества. Друг свободы, он не был революционером. Как и Ломоносов, он не отрицал устройство современной ему российской государственности, а верил в то, что её можно совершенствовать изнутри, верил – и своими произведениями стремился улучшить. Еще в 1766 г. он написал первую из двух своих знаменитых комедий – «Бригадир». Будучи человеком со средствами, вращаясь в лучшем обществе столицы, он всегда был более дилетантом, чем профессиональным писателем, хотя в литературных кругах вскоре стал выдающейся фигурой. «Весьма рано появилась во мне склонность к сатире. Острые слова мои носились по Москве; а как они были для многих язвительны, то обиженные оглашали меня злым и опасным мальчишкою; все же те, коих острые слова мои лишь только забавляли, прославили меня любезным и в обществе приятным. <…> Меня стали скоро бояться, потом ненавидеть; и я, вместо того чтоб привлечь к себе людей, отгонял их от себя и словами и пером» (Фонвизин, «Чистосердечное признание»). В 1777-1778 гг. Фонвизин совершил путешествие за границу; целью путешествия было лечение и посещение медицинского факультета в Монпелье. Свою поездку в Европу он описал в «Письмах из Франции», адресованных Панину и родным. Это самая изящная проза той эпохи и одновременно – поразительный документ антифранцузского национализма, уживавшегося у русской элиты екатерининского времени с полнейшей зависимостью от французского литературного вкуса. Эти письма стали одним из первых и лучших описаний Европы русскими наблюдателями. Между прочим, Белинский отдавал фонвизинским письмам-очеркам преимущество перед «Письмами русского путешественника» H. М. Карамзина. Итог путешествия оказался удивительным. Из Франции Фонвизин вернулся еще большим патриотом, чем был до поездки. Он, конечно, заметил в стране Просвещения «много чрезвычайно хорошего и достойного подражания». Однако отличительной чертой писем становятся пренебрежительная насмешка и сатира. Путешественнику не нравятся ни состояние городских улиц, ни парижские женщины, ни деловитость и расчётливость французов, ни их веселье. Но главным становится принципиальное неприятие общественного устройства Франции. Оказывается, крепостное право не так уж плохо по сравнению со свободой французских крестьян и не мешает счастью несвободных русских мужиков. «Сравнивая наших крестьян в лучших местах с тамошними, нахожу, беспристрастно судя, состояние наших несравненно счастливейшим». То же чувство вызывает и русская жизнь в целом: «Если кто из молодых моих сограждан, имеющий здравый рассудок, вознегодует, видя в России злоупотребления и неустройства, и начнёт в сердце своём от неё отчуждаться, то для обращения его на должную любовь к отечеству нет вернее способа, как скорее послать его во Францию. Здесь, конечно, узнает он самым опытом очень скоро, что все рассказы о здешнем совершенстве сущая ложь, что люди везде люди, что прямо умный и достойный человек везде редок и что в нашем отечестве, как ни плохо иногда в нём бывает, можно, однако, быть столько же счастливу, сколько и во всякой другой земле, если совесть спокойна и разум правит воображением, а не воображение разумом». Итогом сравнения там и здесь становится афоризм: «Кто сам в себе ресурсов не имеет, тот и в Париже проживёт, как в Угличе». Как и всякое острое словцо, фонвизинская фраза эффектна, но её можно понять по-разному. Так может сказать увидевший свет путешественник, живущий, однако, «сам в себе», по собственному календарю и собственному уму: он везде и всегда носит свой мир с собой. Но можно вообразить эту фразу и в устах ленивого домоседа, который не ступал за порог собственной усадьбы, но наперёд знает, что у нас, в Угличе, лучше, чем в Париже, а потому и делать там нечего. Биограф Фонвизина Пётр Вяземский высказался о фонвизинских письмах определенно, но нелицеприятно: «Большая часть его заграничных наблюдений запечатлена предубеждениями, духом исключительной нетерпимости и порицаний, которые прискорбны в умном человеке» («Фонвизин», 1848). В 1782 г. появилась вторая и лучшая комедия Фонвизина «Недоросль», которая определила его место как самого выдающегося русского драматурга. В последние годы Фонвизин мучительно болеет и безуспешно лечится. 30 ноября 1792 г. он, с трудом передвигаясь, поддерживаемый двумя молодыми офицерами, появляется на приёме у Державина. «Уже он не мог владеть одною рукою, равно и одна нога одеревенела: обе поражены были параличом; говорил с крайним усилием и каждое слово произносил голосом охриплым и диким, но большие глаза его быстро сверкали. <…> Игривость ума не оставляла его и при болезненном состоянии тела. Несмотря на трудность рассказа, он заставлял нас не однажды смеяться». Дмитриев пересказывает одну из фонвизинских историй. «По словам его, во всём уезде, пока он жил в деревне, удалось ему найти одного только литератора, городского почтмейстера. Он выдавал себя за жаркого почитателя Ломоносова. Которую же из од его, – спросил Фонвизин, – признаёте вы лучшею?“ – „Ни одной не случилось читать“, – ответствовал ему почтмейстер». «Мы расстались с ним [Фонвизиным] в одиннадцать часов вечера, – оканчивает Дмитриев, – а наутро он уже был в гробе» («Взгляд на мою жизнь», 1866). Фонвизину было всего сорок семь лет. Литературная репутация Фонвизина почти полностью основывается на двух знаменитых его пьесах, которые, несомненно, лучшие русские пьесы до Грибоедова. Обе они написаны прозой и отвечают канонам классической комедии. Но основным образцом для Фонвизина был не Мольер, а великий датский драматург Людвиг Хольберг, которого он прочёл по-немецки и с перевода пьес которого начал свою литературную деятельность. Обе пьесы Фонвизина – социальная сатира на вполне определённых людей. «Бригадир» – сатира на модную французскую полуобразованность «петиметров». Она полна неподдельной весёлости, и хотя менее серьёзна, чем «Недоросль», построена лучше. Комедия «Недоросль», хотя и несовершенна по построению, справедливо считается фонвизинским шедевром. Как всегда в русских классических комедиях, тут есть пара добродетельных влюблённых, Милон и Софья, которые неинтересны и условны. Весь интерес сосредоточен на отрицательных персонажах: это семья Простаковых и их окружении. Остриё сатиры направлено против тупого, эгоистичного и грубого варварства необразованных помещиков. Эти персонажи великолепно обрисованы. Госпожа Простакова, деспот и драчунья, у которой всего и есть одно человеческое чувство – любовь к шестнадцатилетнему сыну Митрофану, которого она зовёт только «дитятком». Материнские чувства её – чисто животного и материального свойства: она хочет только, чтобы её Митрофанушка ел сколько влезет, не простужался, не думал о долге и обязанностях и женился непременно на богатой наследнице. За ней следует её брат Скотинин, который признаётся, что больше любит свиней, нежели людей; её глуповатый муж Простаков; мамка, обожающая своего питомца, который только и делает, что поносит её, – и, наконец, сам герой, Митрофан. Это олицетворение вульгарного и грубого эгоизма, без единой человеческой черты – даже его безумно любящая мать не получает от него никакого ответного чувства, даже благодарности. Все эти характеры выписаны мастерски и обогащают замечательную портретную галерею русской литературы. Диалоги отрицательных персонажей изумительны по жизненности и характерности. В искусстве создания характеров и комического диалога Фонвизин превосходит всех своих современников. Но и окружён он созвездием талантливых комедиографов. Количество  хороших  комедий, появившихся в последней трети XVIII века, довольно велико. Они свежо и реалистически создают портретную галерею эпохи. Самым плодовитым комедиографом был Я. Княжнин – его комедии лучше его же трагедий. Они написаны большей частью стихами, и хотя в создании характеров и диалога не могут соперничать с фонвизинскими, но они более смелые в сатирической заострённости крепостничества. Другой заметный автор – Михаил Матинский, происходивший из крепостных, чья комедия «Санкт-Петербургский Гостиный двор» (1787) – очень злая сатира на правительственных чиновников и их воровские манёвры. Написана она прозой и частично на диалекте. Но самая знаменитая театральная сатира после фонвизинской – «Ябеда» В. Капниста (1798). В этой комедии нежный автор горацианских од явил себя лютым сатириком. Жертвы его – судьи и судейские, которых он изображает как бессовестную шайку воров и мздоимцев-вымогателей. Пьеса написана довольно корявыми александрийскими стихами, и в ней часто грубо нарушаются правила и самый дух русского языка, но, безусловно, её страстный сарказм производит сильное впечатление. Обе великие комедии XIX века – «Горе от ума» Грибоедова и «Ревизор» Гоголя – многим обязаны грубой и примитивной комедии Капниста. Менее серьёзная и ни на что не претендующая комическая опера, имевшая огромный успех в конце XVIII века, всё-таки тесно связана с комедией. Самый большой театральный успех за всё столетие достался на долю комической оперы А. О. Аблесимова (1742-1783) – «Мельник – колдун, обманщик и сват» (1799). Это очень живая и весёлая пьеса с отличным, живым, народным диалогом и прелестными, настоящими народными песнями. Совершенно свободная от социальных и моральных забот, полная непринуждённого и чисто русского веселья, пьеса Аблесимова принадлежит к литературным шедеврам XVIII века. ► Появление пословицы: «Умри, Денис, лучше не напишешь» в значении наивысшей похвалы с оттенком иронии связано с лучшей комедией Фонвизина «Недоросль». Согласно преданию, пословица родилась из фразы, брошенной князем Григорием Потёмкиным при встрече с писателем: «Умри теперь, Денис, или хоть больше ничего не пиши, имя твоё бессмертно будет по одной этой пьесе». (Синдаловский Н., «Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга», Фонвизин.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

39 − 38 =