Александр Ярославич Невский, Святой

Александр Ярославич Невский, Святой (30.05.1220 – 14.11.1263) – русский князь и полководец, национальный герой русского народа.

Один из сыновей Ярослава Всеволодовича. В 1228 г. вместе со старшим братом Фёдором был оставлен отцом на княжение в Новгороде, но по случаю волнений княжичи в том же году принуждены были уйти к отцу. С 1230 г. великому князю Ярославу удалось снова оставить Новгород за Фёдором и Александром. Фёдор в 1233 г. умер, а Ярослав в 1236 г. уехал княжить в Киев, новгородцы призвали Александра на самостоятельное княжение.

Это совпало с появлением на Руси монголов. По причине ненастья в крае болот и озёр монголы не дошли до Новгорода, но нельзя было поручиться за его свободу в будущем. Перед молодым князем возникала и другая более близкая и серьёзная опасность со стороны шведов, ливонцев и Литвы. В 1237 г. разрозненные силы ливонцев – тевтонского ордена и меченосцев – объединились против русских. Александр, сыграв в 1239 г. свадьбу с Александрой, дочерью Брячислава полоцкого, приступил к укреплению западной границы своей области по реке Шелони.

В следующем году немцы напали на Псковскую область, а шведы, побуждаемые папой, двинулись на Новгород под предводительством королевского зятя Биргера Магнуссона. Уверенный в победе, Биргер прислал Александру объявление войны, гордое и надменное: «Если смеешь, бейся со мной; знай, я уже стою на твоей земле». Дружина у Александра была малая: разоренная и разгромленная монголами Русь не могла оказать ему поддержки. Александр Ярославич со слезами помолился в новгородской Софийской церкви, вышел к дружинникам и сказал: «Наш враг силён; но Бог не в силе, а в правде: идите с вашим князем!».

С небольшою, сравнительно, дружиною новгородцев и ладожан Александр ночью 15 июля (1240) напал на шведов, когда они при устье Ижоры, на Неве, остановились лагерем для отдыха, и нанёс им поражение. Сражаясь сам в первых рядах, Александр сразился с предводителем шведов Биргером и ранил его в лицо: «неверному кралю их возложил острием меча печать на челе» («Житие Александра Невского»). Шведы не выдержали и побежали, тёмная ночь спасла остатки шведов от избиения. Новгородцев же было мало убито. Велика была радость в Новгороде и во всей Руси при вести об этой победе.

Александр обрел народную любовь в тяжелейшее время монгольского нашествия, а так как победа была одержана на реке Невы, то прозвали его Невским. Победа возвела Александра Невского на пьедестал великой воинской славы. Впечатление от победы было тем сильнее, что она произошла в тяжёлую годину невзгод в остальной Руси. Тем не менее, новгородцы, всегда ревнивые к своим вольностям, в том же году успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу, который дал ему Переяславль-Залесский.

Между тем на Новгород надвигались ливонские немцы, чудь и литва. Они повоевали и обложили данью вожан, построили крепость в Копорье, взяли город Тёсов, разграбили земли по р. Луге и стали грабить новгородских купцов всего в 30 верстах от Новгорода. Новгородцы обратились к Ярославу за помощью; он дал им второго своего сына, Андрея. Но новгородцы хотели в предводители Александра, победителя шведов, и отправили второе посольство просить Александра.

В 1241 г. Александр явился в Новгород и очистил его область от врагов, а в следующем году вместе с Андреем двинулся на помощь Пскову, где сидели немецкие наместники. Псков был освобождён, и Александр направился в Чудскую землю, вступив во владения ордена. Решительная битва произошла на Чудском озере 5 апреля 1242 г. Битва эта известна под именем Ледового побоища. Русские 7 вёрст гнали немцев по льду; до 500 рыцарей пало и до 50 взято в плен. Целым рядом побед в 1242 и 1245 гг. он, по сказанию летописца, такой страх нагнал на литовцев, что они стали «блюстися имени его». Шестилетняя победоносная защита Александром Северной Руси привела к тому, что немцы, по мирному договору, отказались от всех недавних завоеваний.

Известно, что папа Иннокентий IV в 1251 г. прислал к Александру двух кардиналов и, обещая помощь ливонцев в борьбе с монголами, убеждал князя пойти по примеру отца, согласившегося будто бы подчиниться римскому престолу. По рассказу летописца, Александр, посоветовавшись с мудрыми людьми, дал ответ: «От вас учения не приемлем и словес ваших не слушаем». Шведы в 1256 г. попытались было отнять у Новгорода финское побережье, приступив к постройке крепости на р. Нарове, но при одном только слухе о приближении Александра с суздальскими и новгородскими полками оставили эту затею и бежали.

Тем временем на Руси установилась власть Орды. При тогдашней малочисленности и разрозненности русского населения в восточных землях нельзя было и думать об освобождении от неё. Оставалось положиться на великодушие победителей. Известно было, что монголы по своей боевой традиции нещадно истребляли сопротивлявшихся, но были снисходительны и великодушны к покорным. Александр это знал и решил ладить с ними во что бы то ни стало и тем избавить от конечного порабощения и расселения ордынцев по Русской земле.

Вся зависимость русских земель сводилась к проявлению внешней покорности и выплате дани. Это приемлемая цена за сохранение русской государственности и жизни русских людей. Русь сохранила в неприкосновенности свой родной язык и православную веру – главную духовную твердыню русского народа. Похоронив отца (1246), Александр по требованию Бату-хана (Батыя) в первый раз поехал поклониться хану в Орду (1247). Батый уже слышал о славных победах Александра и принял его очень ласково и после свидания с ним сказал своим придворным: «Всё, что мне говорили о нём, всё правда: нет подобного этому князю».

Братьям Александру и Андрею по требованию Батыя пришлось отправиться в далёкое путешествие к великому хану в Монголию. Два года потребовалось им на это путешествие. В их отсутствие брат их, Михаил Ярославич Хороборит (Храбрый), князь Московский (1229? – 1248), отнял у дяди Святослава Всеволодовича владимирское великое княжение (1248), но в том же году погиб в походе на Литву. По устранении Святослава Александр и Андрей стали старейшими в роде, кроме Владимира Углицкого, умершего в 1249 году. Будучи сильнее Владимира, Ярославичи могли соперничать только друг с другом. В 1250 г. Ярославичи с ярлыками на княжение вернулись домой. Андрей получил от великого хана Владимирский стол, Александр – Киев и Новгород.

Киев после монгольского разорения потерял всякое значение; поэтому Александр поселился в Новгороде. Он понял, что покорность завоевателю может доставить такие выгоды князьям, каких они не имели прежде. С этого времени Александр Невский стал великим защитником Русской земли от монголов. Он восстанавливал храмы, отстраивал и укреплял разрушенные ордынцыми города. При этом действовал осторожно: с одной стороны сдерживал ненужные восстания своих подданных против ордынцев, с другой – старался покорностью перед ханом заслужить возможные льготы Русской земле. В их интересах было усилить княжескую власть, в особенности власть великого князя. Это необходимо было и для укрепления раздираемой усобицами Руси.

Андрей, по своему характеру, не способен был править, больше занят был развлечениями, чем делами, и прогневал монголов. В 1252 г. против Андрея были двинуты монгольские полчища под предводительством царевича Неврюя. Андрей, в союзе с братом, Ярославом Тверским, сразился с монголами, но был разбит и через Новгород бежал в Швецию. После бегства Андрея великое княжение Владимирское, по воле хана, перешло к Александру.

Чувствуя своё никем не оспариваемое старейшинство и силу и имея поддержку в Орде, Александр проявил себя князем самовластным и жестоким. В 1255 г. новгородцы изгнали от себя его сына Василия и призвали Ярослава Тверского. Александр силою заставил их снова принять Василия и неугодного ему посадника Анания, поборника новгородской вольности, заменить услужливым Михалкой Степановичем. В 1257 г. в Новгороде произошли новые волнения вследствие требования ханом поголовной переписи и дани с непокорённой им Новгородской земли, как с земель покоренных – Суздальской, Муромской и Рязанской. Большие люди, с посадником Михалкой, уговаривали новгородцев покориться воле хана, но меньшие и слышать о том не хотели. Михалко был убит. Князь Василий, разделяя чувства меньших, но не желая ссориться с отцом, ушёл в Псков. В Новгород явился сам Александр с монгольскими послами, выгнал сына в Суздальскую землю, бояр, стоявших заодно с меньшими, жестоко наказал – иным обрезал носы, другим выколол глаза и т. п. и посадил князем к ним второго своего сына Дмитрия.

В 1258 г. он ездил в Орду «чтить» ханского наместника Улавчия, а в 1259 г., угрожая монгольским погромом, добился от новгородцев согласия на перепись населения на поголовную дань. Своей покорностью Александр спас Русскую землю от разгрома даже тогда, когда в 1262 г. во Владимире, Суздале, Ростове, Переяславле, Ярославле и других городах были перебиты монгольские сборщики дани. Полки монгольские уже готовы были двинуться на Русь, но Александр сам явился к хану и отвратил беду. Прожив в Орде в эту последнюю, четвертую свою поездку зиму и лето, он заболел и на обратном пути слёг. Приняв схиму под именем Алексия, он 14 ноября 1263 года скончался в Городце Волжском. Митрополит Кирилл возвестил народу во Владимире о его смерти словами: «Чада моя милая, Солнце Русской Земли закатилось!», и все с плачем воскликнули: «Погибаем!». Помня великие заслуги Александра, народ забыл его обиды и несправедливости в отдельных случаях.

«Соблюдение Русской земли, – говорит Соловьёв, – от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского». Александр сделался любимым князем русского духовенства. В дошедшем до нас летописном сказании о подвигах его говорится, что он «Богом рожен». Побеждая везде, он никем не был побеждён. Рыцарь, пришедший с запада посмотреть Александра, рассказывал, что он прошел много стран и народов, но нигде не видал такого «ни в царях царя, ни в князьях князя». Церковь причислила его к лику святых. Князь Александр Ярославич Невский был похоронен в церкви Рождества Пресвятой Богородицы во Владимире. По указу Петра Великого останки благоверного князя в 1724 г. были торжественно перенесены в Санкт-Петербург, в Александро-Невскую лавру, и покоятся в серебряной раке, пожертвованной императрицей Елизаветой Петровной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.